Жанна д Арк: Ведьма Христова

ПРОЛОГ

Этот небольшой пролог я пишу для своих старых, ещё с сайта «РетРо», читателей.

Три года назад на сайт «РетРо» я выложил свою документально-историческую повесть: «Жанна де Арк – Семнадцатилетний Верховный главнокомандующий»

Она, судя по вашим отзывам, была вами принята благосклонно. Ещё раз спасибо вам за это  (Да, кстати, эта повесть и сейчас там. И не стала хуже чем была. Для тех кто не читал – если найдёте время…)

Однако Жанна де Арк продолжала и продолжает оставаться моим самым любимым героем Средневековья. Поэтому эта тема никак не отпускала меня.

Накопился кой-какой новый материал. Появились новые факты. И пришла мне в голову мысль: а дай-ка я доработаю свою повесть. Кой чего исправлю. Кой чего дополню. Хуже ведь не будет.

Ну я в октябре прошлого года, как только закончил писать «Князья и изгои», приступил к доработке.

Думал, займёт – месяц-полтора. Ага, сейчас. Неожиданно нового оказалось настолько много, и некоторые вещи потребовали описать себя так подробно, что работа растянулась. И у меня, вместо дополненной повести, стал получаться целый роман.

Просто пример- если повесть на «РетРо» имела примерно 200 000 знаков, то сейчас у меня «исправление и дополнение» уже 430 000 знаков и конца-края пока ему не видно)

Но ведь писателю нужен читатель. И подумал я, обсудил с Админом, и решил- а почему бы не начать выкладывать «новую» Жанну кусками на «Дилетант»?

Вот сегодня и рискну выложить на ваш суд первый кусок.

Почему кусок? А я пишу эту работу не по хронологическому порядку, а кусками. Середина уже почти готова, начало в разбросе ( вот собственно сегодняшний кусок он из начала и есть) окончание только в планах и намётках.

Так, что не обессудьте.

Позвольте, друзья, ещё пару слов. В «новой» Жанне, как вы видите, изменилось название. Теперь это: «Жанна де Арк: Ведьма Христова»

Вот как оно появилось

Старое название уже не отражало в полной мере новое содержание. Пришлось выдумывать новое название ибо, как сказал один умный человек – никто не вливает вино новое в меха старые.

И как же назвать? Я встал в тупик

Один мой знакомый, имеющий некоторое отношение к разведке, прочитав черновики и узнав мою трудноту с новым названием, хмыкнул и сказал:

- Назови «Спецоперация: «Пастушка»

Мне понравилось. Поначалу. Но чем дальше и дальше я работал тем больше и больше  понимал – и это название не отражает содержание.

Конечно эту девушку, вошедшую в историю под именем Жанна де Арк, кто-то тщательно и долго готовил, кто то её ВЁЛ ( надеюсь вы понимаете – о чём я).

Но этого мало. Есть в этой истории ещё что-то

Тем паче, что и все те, кто сталкивался с Жанной и оставил нам свои воспоминания, как заведённые повторяют : «Что-то в этой девушке было»

И вот это, не дающее мне покоя, «что –то» заставило меня отказаться от столь красивого названия «Спецоперация «Пастушка» и найти другое: «Жанна де Арк: Ведьма Христова»

Мне кажется это название каким то образом отражает это таинственное «что-то» и одновременно напоминает нам всем, что Жанна де Арк единственный человек в истории Европы сумевший пройти путь от официально признанной ведьмы до официально признанной святой. Уже одно это может заставить обратить на неё внимание, не так ли, друзья?

А ведь там не только это, хе-хе.

 

( В дальнейшем курсивом я пишу фразы из подлинных документов, а так же подлинные диалоги и монологи долетевшие до нас через пропасть в шесть веков)

 

 

 

(памятник Жанны де Арк в Лионе)

 

 

 

 «Разве вы не слышали пророчество, что Франция будет погублена женщиной и возрождена Девой из пределов Лотарингии?» так сказала мне Жаннетта и я вспомнила это и было поражена. После этого я и многие другие поверили в неё»

Так вспоминает Екатерина Ле Рое свой разговор с Жанной.

 

«Разве не было предсказано, что Франция будет погублена женщиной и возрождена Девой?» спрашивает Жанна у Бодекура

 

«Разве вы не слышали пророчества…» многие свидетели вспоминают, что во время первой встречи с ними Жанна именно этими словами начинает беседу с ними.

 

Да, слышали- слышали!

 К тому времени это пророчество уже все прекрасно слышали. И Жанна знает, что они это слышали. Так, что она бьёт точно в цель.

 

Действительно, за несколько лет до появления Жанны на окровавленной сцене Столетней войны, пророчество «Женщина погубила – Дева спасёт» начинает из уст в уста ходить по всей Францию.

Кроме того варианта пророчества, который всем напоминает Жанна, ходило ещё несколько.

 

В одном из вариантов это пророчество звучит так:

 

«Се Дева грядёт по спинам лучников»

 

Есть такой вариант:

«Дева выйдет из дубового леса и проскачет на белом коне по спинам лучников»

 

Как видим, пророчество, как и подобает пророчеству несколько туманно, но вот враг Девы указан максимально ясно – лучники, основная боевая сила английской армии.

 

Пророчество это приписывают не христианскому святому или, хотя бы какому нибудь святому отшельнику, а колдуну.

Колдуна того звали - Мерлин, жил он, по легендам, в 4-5 веках в Щотландии.

 

Но Мерлин, это персонаж бесчисленных героических баллад( вы ведь тоже, что то про него слышали?) , герой фольклорный, он для простонародья больше.

 

А надо же, чтобы все слои населения услышали пророчество, прониклись им и поверили в него

 

Поэтому, среди интеллектуалов тогдашней Франции пророчество ходит за более авторитетным для них авторством Беды Достопочтенного, англо-саксонского философа и провидца жившего в конце седьмого века. (правда известно, что в некоторых случаях оное пророчество приписывалось вообще Сивилле – это античная предсказательница)

 

В таком варианте   пророчество звучит несколько по другому. Более интеллектуально, что ли

 

«Из дубового леса выйдет Дева и принесёт бальзам для ран. Она возьмёт крепости и своим дыханием иссушит источники зла. Она прольёт слёзы жалости и острова наполнятся ужасным криком. Она будет убита оленем с десятью рогами, четыре из которых будут нести золотые короны, а шесть других превратяться в рога буйвола и произведут небывалый шум на Британских островах. Тогда придёт в движение Датский лес и вскрикнет человеческим голосом «Приди Камбрия и присоедини к себе Корнуэлл»

 

Хорошо написано, не правда ли? Для пророчества конечно.

Всё так грозно и туманно, но в то же время и про Деву и про Британские острова которые из-за Девы наполнятся ужасным криком сказано вполне определенно, без всяких туманов. Так, что всё, что надо – есть.

Даже, кажется, больше чем надо. В последнем предложении там упоминается некая Камбрия. По понятиям тех времён – это местность откуда франки пришли в Галлию(теперешнюю Францию). Ну, а Корнуэлл это Англия.

Так, что здесь ещё и призыв к захвату Англии имеется. Очень уместный, когда англичане в Париже и под Орлеаном.

 

(памятник Жанны де Арк в Сент-Этьене)

 

Пророчества эти тем быстрее ходили из уст в уста, тем сильнее ложились французам на душу, чем хуже у них были дела. К моменту появления Жанны дела, как раз, шли хуже некуда.

Наверно поэтому спасителем Франции в пророчестве выступает не мужчина – рыцарь, а простая девушка. Кто-то очень хорошо учёл глубокое разочарование французов в своих мужчинах-защитниках. В то, что мужчина спасёт Францию, уже не поверила бы ни одна живая душа, сколько не запускай пророчеств.

К тому же все были уверены, что спасти Францию может только чудо. Народ жаждал этого чуда и поверить в чудо мог только в том случае если совершать его будет персонаж воистину чудесный – обычная девушка с необычными способностями.

 

(памятник Жанны де Арк в Менге)

 

Англичанам, конечно, эти пророчества тоже были прекрасно известны. И, разумеется, весьма их смущали и тревожили. Англичане то ведь тоже были такие же средневековые люди как и французы, а значит более чем охотно верили всяким предсказаниям.

Тем более – предсказаниям своего достопочтенного земляка Мерлина.  Легко представить, что начало творится в британских умах и сердцах, когда они узнали - Дева из Пророчества явилась во плоти!

Забегая вперёд скажу, когда Жанна, уже во главе армии, будет идти на Орлеан, за сутки до её появления под стенами города, чья то заботливая рука приколет бумагу с пророчеством Мерлина на стену комнаты одного из старших английских командиров сэра Вильяма Гласдейла. А то вдруг он забыл?

 

 

 

 

(памятник Жанны де Арк по дороге в селение Бопри)

 

А ведь Дева на белом коне уже однажды спасала Францию. И не только спасала, но и создавала эту страну.

Для того, чтобы посмотреть как было дело нам с вами придётся перенестись в 5 век в Париж. Вернее не в Париж, а в галльский город, названный римлянами - Лютеция ( в переводе с латыни на русский – «Грязный» или «Помойка») которому вот-вот предстояло стать Парижем.

Здесь и мы увидим Деву спасшую город. Её звали Женевьева.

Она родилась в 422 году, неподалёку от Лютеции в семье христиан. А, надо сказать, что тогда в Галлии (будущей Франции) христианство не так, чтоб уж очень сильно распространено было. И быть христианином было не очень то безопасно. Могли убить именно за то, что христианин.

Поэтому христианами там становились действительно люди всей душой уверовавшие в Христа. Родители Женевьевы именно такими и были. А дочь у них выросла ещё более беззаветно преданная христианскому учению, чем они сами.

Если отбросить всё то чудесное и сверхъестественное , что нагородили про Женевьеву в её же Житие и подойти к вопросу материалистически, то мы вот, что увидим.

Пламенная, фанатичная девочка, которую, по обычаю тех времён, креститься научили раньше чем пользоваться ложкой, достигнув 14 лет, то есть обычного (и даже несколько позднего) для тех времён возраста вступления в брак, предпочитает стать «невестой Христовой». То есть монахиней. В то время, хотя  монастыри и существовали уже в Галлии,  большинство монахинь и монахов жили именно в миру, проповедью и личным примером показывая окружающим пример правильной жизни.

До времён славного отца Горанфло, который, как мы знаем, тоже предпочитал монашествовать за стенами монастыря, было ещё очень далеко, поэтому монашество действительно могло служить примером окружающим.

Вскоре Женевьева осиротела. Её родителей унесла какая то эпидемия. Обычнейшее дело в Средние века.

Девушка переселяется в Лютецию к своей крёстной матери. И тут её настигает тяжёлая болезнь. То ли эпидемия из родных мест её догнала, то ли уже в Лютеции Женевьева, что то новое подхватила, но, как бы то ни было, а  слегла.

Причём заболела так тяжко, что окружающие уже решили, что она - не жилец. Однако Женевьева поправилась.

А, поправившись, стала всем рассказывать, что от смерти её спасли ангелы. Которые, заодно, и устроили ей экскурсию по Раю.

Всё это Женевьева рассказывала окружающим в самых красочных подробностях.

 Эти рассказы, а так же праведная жизнь и длительные молитвы вызвали у жителей Лютеции не благоговейные, а самые отрицательные чувства.

Женевьеву называли лгуньей, притворщицей и лицемеркой.

Очевидно тогдашним парижанам, верней лютецианам, было про Женевьеву известно, что то такое, что до нас Хроники и Жития постеснялись донести.

 

Однако епископ Галлии – Герман (впоследствии причисленный к лику святых), услышав о Женевьеве, решил, что в столь тёмном для христианства месте, которое являла собой тогдашняя Галлия, такая девушка просто Дар Божий.

 

И, с его благословения, церковь приступает, как бы мы сейчас сказали, к «раскрутке» Женевьевы.

Епископ лично прибывает в Лютецию, встречается с Женевьевой, причём оказывает ей при встрече необыкновенное почтение.

А во всех галльских церквях священники провозглашают, что всё виденное Женевьевой в болезненной горячке – святая и истинная правда, а сама Женевьева – Избранница Господня.

(памятник Жанны де Арк в Льеже)

 

После такого, отношение к Женевьеве, особенно среди женской части населения, резко меняется в положительную сторону. Все и правда уверовали, что эта девушка побывала в раю и беседовала с ангелами.

Но, самое главное, теперь и Женевьева окончательно уверовала в правдивость своих видений.

Вскоре эта вера подверглась очень серьёзному испытанию. В Галлию вторглись орды Атиллы.

Круша, убивая и сжигая всё на своём пути, они рвались к Орлеану. На пути у них стояла Лютеция.

Опасность была столь очевидна и страшна, а сопротивление казалось столь бессмысленным, что городские вожди решили бросить Лютецию и бежать всем городом в отдалённые места.

И тут на заседание Совета ворвалась Женевьева. Она принялась уговаривать – не бежать и не сдавать город. Говорила, что глас Божий поведал ей, что если жители не бросят город, а решат драться, то он, Господь, отведёт от Лютеции беду.

А если, дескать, горожане голосов Женевьевы не послушают и начнут эвакуацию, то Лютеция то всё равно уцелеет ( раз Господь так решил, то это не обсуждается), а вот все бежавшие погибнут по дороге.

Всё это звучало так дико и нелепо, что в обычное время могло бы вызвать смех, а в той обстановке страшной опасности вызвало гнев.

Женевьеву решили казнить, чтобы от дел не отвлекала. Девушку выволокли во двор, обнажили мечи, но тут  в дело вмешался священник Седулиус.

Потрясая крестом он кричал, чтобы никто не смел трогать божью избранницу. Смущённые этим зрелищем Отцы города отпустили Женевьеву, но от планов бросить город и бежать куда подальше, не отказались.

А Женевьева не отказалась от своих.

 Сев на белого коня девушка стала объезжать городские улочки, будоража население и призывая его к борьбе.

Сразу и горячо откликнулась на её призыв женская часть Лютеции. И все женщины города насели на своих мужей с требованием идти на стены и драться.

Очевидно это было страшней Атиллы, потому, что мужики дрогнули и предпочли иметь дело с разъярёнными гуннами чем с разъярёнными бабами.

Вообщем, проклиная всё на свете, мужики изготовился к обороне. Причём им всем было вполне очевидно, что  эта оборона продлится в лучшем случае полчаса и ничем хорошим не завершится.

Атилла подошёл к городу.

 Соотношение сил было таким: примерно одна тысяча со стороны обороняющихся и пара сотен тысяч со стороны гуннов.

Положение обороняющихся несколько улучшал тот факт, что весь тогдашний Париж полностью умещался на одном острове. В окружении реки защищаться , конечно, легче. Но даже и при этом, дело явно шло к тому, что сейчас гунны Лютецию попросту затопчут, причём большинство её даже и не заметит.

Чтобы напомнить Богу об его обещании Женевьева начала страстно молиться и призвала к этому делу всех не занятых на стенах жителей города.

Впрочем и без её призывов молебны шли во всех парижских церквях.

И, вы не поверите, чудо всё таки свершилось!

 Постояв полдня под стенами Лютеции, гунны вдруг снялись и двинулись на юг в обход города.

Город был спасён!

Ясно дело, что у такого поведения Атиллы есть вполне материалистическая причина. Вот она: в лагерь гуннов пришли посланцы от вождя аланских племён Сангибана, что имел владения около Орлеана. ( Да-да, город будущей славы Жанны тогда уже существовал)

Сангебан обещал Атилле сдать Орлеан, но просил поторопиться. Дескать городские власти, что то подозревают и могут помешать Сангебану сдать город Атилле без боя.

Так как Атилле вот эта вот островная помойка, вполне заслуженно носившая в те времена имя Лютеции, в принципе, даром была не нужна, а нужен ему был как раз Орлеан с его мостами через широкую и глубоководную Луару, то он быстренько поднял орду и двинулся на юг.

Так это было.

Но жители Лютеции то всего этого не знали! Для них было явно одно – чудо обещанное Женевьевой свершилось! Дева на белом коне спасла город!

После этого Женевьеву при жизни принялись почитать как святую.

А ведь это ещё не конец истории про Деву спасшую страну, а самое её начало.

Прошло тридцать лет. Молодой король франков (так называлось объединение германских племён вторгшихся в Галлию и захвативших её северную часть) по имени Хлодвиг решил окончательно овладеть Галлией, выбив оттуда остатки римлян.

В 486 году его войска подступают под стены Парижа. Собственно Парижем его как раз франки и назвали. Жили там в основном паризии – кельтское племя, но вот по их имени и прозвали франки это место «Город паризиев» или, для краткости, «Париж».

В своё время отец Хлодвига, король Хильдерик несколько лет осаждал Париж, но сумел только взять и разграбить западную окраину этого, уже сильно разросшегося со времён Атиллы города.

Хлодвиг решил овладеть Парижем во, что бы то ни стало. Осада длилась четыре года. И снова Женевьева спасла город.

Однажды, в период особо тяжкого положения с продовольствием в осаждённом городе, Женевьева, каким то образом, умудрилась лично провести по реке в Париж караван судов с продовольствием.

Нечто похожее совершит позднее Жанна в Орлеане.

Так Женевьева второй раз спасла Париж.

В третий раз она его спасла на четвёртом году осады. Силы парижан были на исходе. Падение города ожидалось со дня на день. А взятие города, как нам известно, и уж тем паче было известно в те времена всем заинтересованным сторонам, непременно сопровождается трёхдневным повальным грабежом, резнёй и насилием.

Женевьева отправилась на переговоры к Хлодвигу и сумела убедить того не разрушать Париж, а принять его капитуляцию на максимально почётных и безболезненных для горожан условиях.

Что и произошло. Хлодвиг не просто пощадил город, он сделал его своей Столицей, что, разумеется, самым благотворным образом сказалось на развитии Парижа.

Хлодвиг же, поселившись в Париже быстро попал под влияние Женевьевы и, по её настоянию, а так же, под воздействием своей жены-христианки, крестился сам и крестил всю свою дружину.

То есть Хлодвиг сыграл для Франции ту же самую роль, что и для Руси Владимир Святой.

Так Франция стала первой христианской страной в Западной Европе. И вклад в это Женевьевы переоценить невозможно.

До самой своей смерти Женевьева была духовным советником власть имущих и воспитателем народа. Примерно так же, как на Руси Сергий Радонежский.

По смерти Женевьева была причислена к лику святых. Причём она святая не только католической, но и православной церкви. И поныне она считается покровительницей Парижа.

Так, что, как видим, Дева на белом коне, посланница Божья, уже спасала Францию. В мифологической форме знали об этом все французы. И народное сознание перенесло прошлые события в ожидаемое будущее. Так и пошли всё ширясь и распространяясь в народной толще слухи, скоро переросшие в страстные ожидание явления Девы – Спасительницы. Вера в её скорый приход становилась всё истовей и истовей.

 

И к моменту появления Жанны подробный образ грандиозного спектакля под названием «Дева спасает Францию» уже сложился в умах и французов и, что не менее важно, англичан.

Оставалось ждать исполнительницу главной роли. И вот эта исполнительница, гениальная исполнительница, появилась!

(памятник Жанны де Арк в Вокулёре)

 

И где же она появилась?. В  Вокулёре! Городе у трёх границ: французской, бургундской и немецкой, и поэтому он, город -проходной двор через который непрерывно болтаются туда-сюда масса народа. Где постоянно количество проезжающих равно количеству горожан.

 Удобное место, чтобы возникнуть ни откуда, не правда ли?

И именно в Вокулёре  вспыхнула и, подобно пожару, разнеслась (быстрее, намного быстрее продвижение самой Жанны) по стране весть - пророчества осуществилось! Слово стало плотью! Дева явилась спасать Францию!

 

Аватар пользователя hymnazix

Начал читать, поэтому откоментируюсь в прологе. Особой разницы с публикацией на Ретро не уловил, но все равно интересно. Распечатаю и буду перечитывать. Игорь, спасибо за такой огромный труд.

Аватар пользователя Назаров

Спасибо, что читаете)

Уверяю, вас, что вы несколько ошибаетесь. От той Жанны, что на Ретро в этом варианте осталось процентов 10 не больше.

В частности вот описание тех эпизодов то, что я уже выложил на Дилетант , а это 200 000 знаков текста, занимает в Жанне на Ретро примерно 10 000 знаков - это один пост средних размеров.

Надеюсь вам понравится и новые 190 000 знаков))) 

Аватар пользователя fex60

Игорь, читать вас большое удовольствие. Только не останавливайтесь !

Аватар пользователя neilo

Задам традиционный вопрос для нашего сайта - а когда ждать продолжения ? 

Аватар пользователя Назаров

Завтра. Материала уже подготовлено очень много, так, что продолжения будут идти одно за другим. Вот пару дней что-то сайт барахлил (или вообще или только у меня) поэтому на выходных не выложил. А завтра-очередная глава будет. И далее, надеюсь, через день