Юмор в российских штанишках

Юмор   не интернационален.  Юмор  привязан  к менталитету, к укладу, к образу  жизни  и образу мыслей. 

Способность  смеяться  я  с  возрастом  не утратил.  Но вот английскую комедию  «Смерть  Сталина»,  как комедию не воспринял. Был  один  полусмешной  эпизод, когда  Берия  и  Хрущев  бодались  животами.  Другой  юмор. Чужой.  Может быть смешной  для  них.  Не  для  меня.  Поэтому перехожу  на свой  российский  стиль.   

Юмор  в российских   штанишках.

 

 

Как  я сдавал анализ мочи.

 

 Казалось  бы чего проще.  Взял баночку,  залил то, что положено, отнес куда следует и все. Но   это  в теории. На практике  все  значительно сложней.  Прежде всего, в доме не оказывается нужной тары. Тебя  посылают в магазин и предлагают купить детское питание. Мысль резонная, но трудно осуществимая, поскольку не все  торговые точки  имеют данный продукт в ассортименте. А на улице жуткий мороз  и  перемещаться в зимнем пространстве  хочется как можно меньше.  Поэтому  вместо детского питания покупаешь  «Нескафе классик»   в стеклянной  бутылочке изящной формы  за 118  деревянных  российских рублей.

 

    Приносишь  продукт домой и тогда начинается самое интересное. Тебя спрашивают  зачем  ты это купил. Объясняешь, что тебе нужна баночка  для сдачи анализа. Объяснения не принимаются. Ты купил не тот кофе, это пролетарский напиток, я его  не пью, у меня от него болит печень, смерти моей хочешь.  После долгого выяснения отношений каждая из сторон уверена в своей правоте, мне говорят, что когда дурак  идет в магазин все продавцы радуются, а я отвечаю, что меня интересовало не содержимое  банки,  а тара, как таковая, разбор полетов ни к чему не приводит, обстановка  накаляется  и тут гаснет свет, так как в  сильные морозы наши люди вместо того, чтобы  топить печи включают в сеть помимо учета  всякие  нагревательные приборы в просторечии  «козлы».  У одних  нет  угля с дровами, все  бабло  потрачено  на приобретение  горячительных напитков, у других есть, но лень топить, лучше сэкономить. В темноте ругань становится вялой, затем прекращается, внимание переключается на проблему  с  электроэнергией. Свет то включается, то гаснет, вставки  постоянно летят, аварийщики  ездят туда - сюда.

 

    Ложишься спать в скверном настроении, встаешь  утром  и обнаруживаешь, что света опять нет, а на улице темень  и надо вставать, чтобы прибыть в лабораторию  к 8 часам утра. Чертыхаясь, в  потемках  начинаешь собираться, используя сотовый телефон,  как  фонарик. Спотыкаешься  о стулья и прочую мебель, находишь  то из – за чего  переругивался  весь вечер, затем теряешь это снова, находишь  еще раз и уже не теряешь.  Проклиная все на свете,  ищешь  очки,  зубы, ключи, одежду. Все  лежит в разных местах  и прячется в  темноте, ничем не выдавая  свое местонахождение.  Прилагаешь гигантские  усилия, чтобы собраться. В довершение  ко всему  звонишь  в такси  и получаешь ответ, что в ближайшее  время все автомобили заняты. Звонишь в другую компания  и с  зубовным скрежетом  выдираешься  из дома. Заходя в лабораторию  вздыхаешь с облегчением. Наконец,  твои мытарства  закончились.  А вы говорите, что все предельно  просто. Как  бы не так! 

 

     В  завершение  хочу сказать, что это был единственный  день в году, когда я  вставал  в полной темноте. Это  был  один из самых коротких дней, когда  в  половине  восьмого  утра еще  не рассветает.  Это был день, когда  из – за  мороза не  хотелось высовывать на улицу  даже нос.  Вот что такое  нефартовый  человек!                       

 

 

Девятый  вагон по  самарски. 

    

    Это было давно,  задолго  до изобретения  средств сотовой связи, которые сразу переместили  человечество  на иной уровень коммуникации, упорядочив  наши контакты  и устранив массу неудобств, существовавших до этого. 

 

    У меня есть племянник  по имени  Толик. Случилось так, что  узнав  о моем приезде  в Самару, он  решил  принять меня  у себя   дома.   В означенный  день и час  я стоял на  одной  из оживленных  улиц  города.  Был сильный мороз, очень  хотелось  попасть в тепло, а  Толя  почему – то  задерживался, Чтобы окончательно  не закоченеть  я зашел в приветливо  мигающую огнями  аптеку. Зашел, посмотрел на витрину, пытаясь  с ходу понять  чем  ассортимент лекарств в славном городе Самара  отличается  от соответствующего  набора  лекарств  на Южном Урале. Существенных  отличий  я не  обнаружил,  но проявленное не ко времени  и не к месту  любопытство,  сослужило  дурную службу. Пока я  вонзался  взглядом  в   препараты, выставленные  на всеобщее обозрение, на такси  к месту встречи  подъехал  Анатолий, вышел  и, будучи не в курсе, что я укрылся от холода  в ближайшей аптеке, покрутившись на месте,  решил, что я передумал встречаться с ним,  после чего  благополучно  растворился  в  зимнем  воздухе.

 

    Немного  согревшись, я вышел наружу и стал озираться вокруг, полагая, что  Толя  нарисуется с минуты на минуту. Достаточно  продолжительный  осмотр близлежащего  оживленного  городского  ландшафта не принес положительных результатов. Убедившись, что племяш и не думает  появляться, я  из  ближайшего  таксофона позвонил его матери и поставил ее в известность  о неблаговидном поступке  Толика, который по своей  инициативе забил стрелку  и куда – то пропал. Мама Толи  сильно удивилась, извинилась, выразила неудовольствие  его поведением и пообещала разобраться.  О том, что я могу  зайти в здание  аптеки, чтобы окончательно не заиндеветь, я  сказать ей,  естественно,  не догадался. Дальнейшее стойкое стояние  на морозе привело к тому, что я перестал чувствовать  все выступающие части своего  тела, как вверху, так и внизу, как укрытые, так не  укрытые.  А аптека  продолжала  добродушно  зазывать  и заманивать   меня  вовнутрь, широко раскрывая  двери, впуская и выпуская  покупателей.  

 

    Я поддался  на  приглашение  и нырнул в нее, как  в спасительное  убежище  от  зимней стужи. Проведя  внутри помещения  какое – то  время  и пытаясь  разглядеть фигуру  племянника  через  замерзшие стекла, я  вновь  не заметил приезд Толяна, который, как  стало известно позднее, прихватил частника, примчался,  вышел, постоял  и не обнаружив  мою грешную  персону, обозлился  и был  таков.  Когда я вышел на  ту  же смотровую площадку  его  не было  и в помине.

 

     В очередной раз,  позвонив его матери,  я  в  довольно резком тоне  выразил  в адрес племянника  свое гневное осуждение. Как  это  может быть, он меня пригласил, а сам не изволит   явиться. Это  как  - то  не по родственному  и не  совсем  порядочно морочить голову  своему   дядюшке.  Прождав дольше  чем  раньше  и  постепенно  привыкнув  к  низкой температуре, я решил  проигнорировать  возможность  укрыться от  пощипывания  и покалывания  собственных  щек и ушей   в аптеке  и  все – таки  дождался Анатолия,  высказав  ему  в глаза все, что я  о нем  думаю. Племянник был сильно  шокирован  моим рассказом  и  в ответ  привел свои контраргументы, после чего  я понял, что и сам  оказался, мягко говоря,  чудаком  и  вину  в  длительном  простое  надо делить по меньшей мере пополам.

 

     Мы  дружно проследовали  к   нему, где  обнаружили холодный  ужин  и  основательно согревшуюся  бутылку шампанского, что  в сравнении  с уже перенесенными  приключениями  не  могло  повергнуть нас  в уныние.  Гонимые  разбуженным  аппетитом  мы  выпили и подкрепились, что позволило мне окончательно  изгнать холод из глубин  своего  организма  и  примириться  с   рукотворно  созданной  мной и Толиком ситуацией,  повлекшей причинение  тому и другому определенных  неудобств  и непрактичную  потерю времени.  

 

    Наверное, в жизни  многих представителей рода человеческого  были свои варианты  гениального  рассказа  Михаила  Задорнова  о девятом вагоне. Девятый вагон  это обобщающий символ  концентрированной  людской глупости, а глупость  обратная сторона  интеллекта. И не факт, что умные  люди никогда не совершают глупостей.  С глупостью мы  сталкиваемся повсюду  и  без  нее  жизнь  была бы невыносима скучна.  В  каждом  из нас  сидит  частичка  какой – нибудь истории похожей  на  историю о  девятом вагоне.    У меня   таких  историй   было много  и  эта   -  одна  из них.                                  

     

   

 

 

Случай на природе  или  как  я  погулял  на свадьбе

 

    Так получилось, что я не научился плавать. Водная  стихия действовала на меня  удручающе.  Она меня отторгала.   После неоднократных  заплывов  на речке и в бассейне я прекратил этим заниматься.  А теперь  зарисовочка.

 

      Как – то меня   с  женой   хорошие  люди  пригласили на свадьбу.  Я был молод, относительно  здоров  и поскольку торжественный ритуал  обмывания бракосочетания  должен был состояться на природе, я принял это приглашение. На  мою жену  изложенные соображения не возымели должного  действия   и я   отправился  один. Устный   инструктаж  о том, как  найти дачу, где состоится  мероприятие,  в достижении   конечной цели – места пикника, практически не помог, проблуждав  средь дач,  я призвал на помощь голосовые связки  и  получил  ответный зов, пошел на него  и таким образом,  попал туда куда стремился. 

 

    Начались возлияния, парение духа, позывы плоти, общение, соприкосновение, мимолетные  жесты,  вольные  разговоры. Почувствовав  свободу, я приударил  за одной  из дамочек, которая более  чем другие,  оказывала мне  внимание.  Ее пышные  формы в сочетании  с  открытым  купальником  не могли  оставить  равнодушным ни одного  нормального  мужчину.  Захотелось пофлиртовать.   Вся пьяная компания, желая охладиться  и расслабиться на полную  катушку, отправилась на речку.  Моя русалка нырнула в воду, я последовал за ней.  О том, что  вода не моя стихия, я на  время  подзабыл.   И о ужас, сделав  несколько  движений  навстречу зовущей меня коварной  соблазнительницы, я не почувствовал  опоры под ногами. Дна не было, берег  оказался невозможно крут, вопреки  ожиданиям.

 

     Мое тело не было приспособлено для разрешения подобных ситуаций. Я  понял, что   наступает  момент  расставания с  жизнью.  Бренная оболочка  неудержимо тянула меня вниз, хаотичные  движения  руками и ногами  не приносили результата. Поскольку я был неподготовлен к такому развитию событий,  то не успел набрать  воздух, а носоротовые отверстия уже находились под водой.  Говорят, что в такие моменты  вся жизнь проносится перед погибающим человеком. Может быть и так,  но с учетом собственного  опыта рискую  возразить.  Во всяком  случае,   ко мне  это не относится. Я  четко осознавал лишь одно, что мой шанс на спасение заключается в сохранение  маячка  над водой, некоего  сигнала  бедствия.  Поэтому  я старался  удержать  над водой  хотя бы одну руку, что меня и спасло. В таком  состоянии  я отключился.  Водоплавающее общество узрело мой сигнал SOS, отреагировало на него и  вытащило  меня на бережок. 

 

     Через какое – то время  я   обрел сознание, отрыгнул  накопившуюся  водичку  и услышал далекие  голоса.  Звуки  исходили  от моих спасителей, находившихся совсем рядом. Дальнейшая  гулянка  обошлась без приключений и без проявления эмоций. Интерес к даме  с пышными  формами  и приятными манерами заметно  спал.  Страх куда – то улетучился  под влиянием винных паров. Уже дома, лежа на диване, я мысленно прокрутил картину  своего  неудавшегося   заплыва  на короткую дистанции. И мне стало невообразимо страшно. Этот  страх не отпускал  до утра.  На следующий день он стал рассасываться пока не превратился  в  грустно – ироничное  воспоминание. Мои спасители уже ушли из  жизни, а я продолжаю  жить  и  испытывать  к ним чувство  глубочайшей признательности  и  благодарности.