Василь Кузьмичёв. Вольный ветер юности

Василь Кузьмичёв

Вольный ветер юности Рассказ Для начала рассказа всегда необходимо вступление, но то, о чем я хочу рассказать, вряд ли нуждается в каком-то вступлении. Такое происходит так, будто звезды и луна отправили сигналы земным существам, наполнив их энергией и неудержимой страстью.

Уже после этого дурмана, Алексей и на службе и дома, не раз прогонял в из памяти события того вечера, они неуклонно возвращались вновь. ... Слышите ли вы запахи? Чувствуете ли всю полноту и весь спектр переживаний, которые невероятным образом дополняют воспоминания? Какой запах у детства? Как музыка способна дополнить картину и как странно эта картина наполняется скрытыми в памяти деталями? Сейчас, занимаясь достаточно сомнительными хозяйственными делами и наблюдая на лицах своих товарищей среди своих товарищей одинаково задумчивое выражение. Увольнение прошло и хотя был только понедельник даже суток не прошло с того проишествия, события, вернее даже понять не возможно что это было... И иной раз вспоминать мучительно и больно, а не вспоминать точно умножать свою боль точно добавлять громкости в своём приёмнике... Вот эта улица, вот автобус кряхтя и вздрагивая подкатил к остановке. С криком старости открылись двери, и Алексей вышел на остановку. До дома , где прошло его детство шла широкая дорога, и каждое возвращение домой раньше, маленьким, она казалась нескончаемой. Но теперь от гигантских не объятных тополей по краям обычной деревенской улицы стояли высокие пеньки тополей, покрытые молодой порослью в некотрых местах, словно стыдливо прикрываясь от взглядов прохожих... Вот он родной двор, вот она скамейка вот тропинка между сараями .... Легкая сырость травы, запах старого дерева будто дымкой окутали всё вокруг, вот то самое дерево и вот... Алексей даже встряхнул головой, но не смог отбросить воспоминания о первом поцелуе... Окна Татьяны соседской девушки выходили прямо на линию старых гаражей, бдительные родители то и дело подходили к окну и всегда что-то спрашивали или говорили ребятам... Конечно молодые люди не обращали внимания ни на что.... Свет из окна освещал только верхнюю часть семейки и страстного, крепкого чрезмерного сплетение рук видно не было. И вот уже всё, пора домой. Минуты полетели стремительно. Вот родители Татьяны ослабили бдительность занялись подготовкой к ужину вот. Татьяна встала, и её девичий стан, словно берёзка под ветром, прогнулся к нему, легкое платье не смогло скрыть острые бугорки которые рвались точно вершины врываются в небосвод... Вот Алексей чуть наклонился и.... Закурить нет молодой человек?! Голос разорвал картину воспоминания ...Всё рухнуло. Вздрогнув и стыдясь, словно эти воспоминания могли видеть все вокруг, Алексей почти огрызнулся, что не курит, и с удивлением обнаружил что стоит на месте уж несколько минут... От двора детства почти ничего не осталось. Тополя изничтожены, скамейка вросла в землю и накренилась, тропинки заросли травой, гаражи и сараи нагнулись точно нищенки возле церкви. Вместо песочницы стихийная парковка автомобилей. Мельком бросив взгляд на зеленый «Пежо 307», который, как было заметно, аккуратно был припаркован, оставляя возможность для парковки и проезда других автомобилей, Алексей вошёл в подъезд. Он почувствовал себя Гулливером, и, ему казалось, что ничего не осталось от огромной деревянной лестницы, ведущей на второй этаж. Вместо манящего полумрака, царившего возле двери, татьяниной квартиры горел мертвецким цветом плафон с энергосберегающий лампой.... Алексей спокойно прошёл мимо двери, не опасаясь отца Татьяны, который прежде точно знал, что именно он проходит мимо и распахивая дверь настеж грозил ремнём… – Тронешь дочку! Прибью! Чтоб только после свадьбы и то когда покажешь, что достоин! Поднявшись домой и поздоровавшись с родителями, спешно переоделся, чтобы скорее улизнуть от охов и родительских ласк, и вернуться на улицу. Это был субботний вечер, и безумно хотелось пива... Хотелось скорее открыть бутылку и затянуться сигаретой... Желание вовсе не вредной привычки, а ощущения свободы... И вот, когда он расположился на скамейке возле дома и сделал первый глоток, хмель ворвался в голову мягкими но цепкими движениями. Снова потянуло к воспоминаниям... – Я и не сразу узнала тебя .... Привет как дела? Шепот знакомого голоса, далёкого родного не реального, словно ото сна пробудили Алесея. Он встал, повернулся внутри защемило грудь... «Как хорошо, что вечер!» – мелькнуло в голове, ведь уши, вечные предатели на всех экзаменах, наверняка вспыхнули огнём и горели даже в темноте... Перед ним стояла он, Танечка. Стояла и улыбалась, стояла прямо перед ним, словно тогда, в тот вечер... – Ты ли это? Звонко спросила она? – Я очень рад, я не ожидал ! Я... – Что, что так изменилась что напугала тебя и лишила дара речи? – Нет!! Ты не поверишь!.. Я вспоминал сейчас... Она не дала договорить, замсыпала вопросами: – Как родители? Как дома? Ты поднимался хоть? А ты не женился часом? – Танюшка!!! – Нет! Не смей меня так назвать! – ответ и строгий, и мягкий одноврменно опять лишил Алесея речи... Глаза Татьяны сверкали игривыми огоньками. Она смотрела прямо ему в глаза... – Я, нет... Не женился. Причем здесь... Что за допрос ты учинила?! Ты вообще как здесь – я слышал ты уехала! – Уехала. Мы с подругой детей привезли к бабушке! Ау! Новости, одна за другой врезались в сознание Алексея и оставляли в нём уродливые и частые шрамы, которые ранили, хуже алкоголя. Он обернулся. У машины стояла девушка... – Оля сейчас едем! Кстати, ты помнишь это Алексей. Я про него рассказывала! – Да, конечно, помню! Я про него знаю, как мне кажется, больше его самого... Искра надежды вспыхнула и еле теплилась в сознании. – О! Ты немного выпил? Права есть? Мы детей отдали бабушкам и планируем повеселился! Отвезешь нас в клуб? – Ты дашь мне хоть слово сказать? Или спросить хоть ... – Не нуди! Отвезешь или нет? – в звонком голосочке появилась металлическая нотка... Перспектива посещения местного клуба, да ещё с двумя девушками!? –Я?! Не знаю что сказать… – Так, зануда, мы хотим на танцы. Вези, там и поболтаем! – Я за правами! Момент! События развивались быстрее, чем к этому был готов Алексей, но как будущий офицер – он всё время себя так подкалывал – не должен боятся трудностей! Даже если впереди ситуация с ва-а-ще не понятным раскладом! Влетев в квартиру и сообщив, что едет с Таней на танцы, краем глаза увидел довольное лицо отца и отметил тревожный взгляд матери. Спешно собрался и выскочил на улицу. – Я готов! Хотя, если бы мы прогулялись где... – Нет, танцы только танцы! – Но как же я, да с двумя девушками с замужними... – С одной замужней, – перебила его Ольга. – С одной... Татьяна договорить не дала и резко, на манер команды, сказала по машинам! «Что это? Где я? Что со мной? Почему каждое её действие, слово, её движение, словно врезается в меня... Как я мог тогда расстаться с ней?» – Ты занудничать собрался?! Лицо такое сделал... – Татьяна… Прекратите меня подкалывать! Что там у вас в руках? Шампанское? Так пейте, пейте! Ольга, покажите ей! – Веди ровнее! А то!.. Как поставили машину, как ждали такси… Всё это медленно оттягивало воспоминание о том времени, про которое говорят: гордится есть чем, а рассказать некому нельзя! Возвращались шумно! Компания постепенно распадалась, причём, так же не понятно распадалась, как и собралась в баре! Ноги гудели от плясок, алкоголь и грохот от музыки в тишине провинциального городка давили на мозг. Незаметно подошли к квартире Ольги. – А у меня есть ананас! – сказала Ольга. – Айда ко мне! Алексей, полуобнимая одной рукой Ольгу, другой крепко сжимая Татьяну, слегка отстранился и объявил, что ещё успеет купить шампанского. – Так и решим! – сказала Ольга. – Мы ждём! И две девушки остановились возле подъеда... Вот и кухня. Вот кусочки ананса плавают в пузырьках шапанского. Голова начинает раскалываться от усталости и выпитого. Ольга стояла спиной к окну и докуривала сигарету. Алексей крепко обнимал Татьяну за плечи .... За окном сгустилась ночь, дом тихонько засыпал... – Я вам постели приготовила, – вдруг, как показалось, виновато сказала Ольга. – Нет, я домой, – возразила Татьяна... – Перестань! – начала Ольга. – Мы ведь собирались ночевать у меня! – Да мне и пастель не нужна. Я на полу могу лечь! – с надеждой сказал Алексей, быстро трезвея. – Разбирайтесь сами. А я в душ... И ольга ушла ... – Как ты? – спросил Алексей. – Норм! Но только молчи! Не надо сейчас, давай не сейчас, не-на… – но Алексей уже поймал губы Татьяны и поцеловал, крепко обнимая её ... Ответный поцелуй был резок и сладок. Но Татьяна тут же отстранилась, потом запустила руку в шевелюру прижалась и поцелуй словно глоток жаждущего воды путника опьянил их обоих... Шатаясь, Алексей сделал шаг и сел на стул. Татьяна, легко закинув ножку, обняла его и они так крепко сжали друг друга в объятиях, что хрустнули позвонки... –Ты меня сломаешь... – Нет, съем! – спускаясь от губ через шею всё ниже, говорил Алексей... Ответное движение груди будоражило и без того вырывавшуюся плоть ... – Я хочу. Молчи... Ещё поцелуй, и кофточка брошена, ливчик освободил острую девичью грудь, Алексей сжал девичий стан руками и начал покусывать один за другим соски. Потом, то медленно, то быстрее переключаясь, он пытался орпуститься ниже. Внутри все пылало. Он встал, подняв девушки на руки, и понёс в спальню. – Стой! Нельзя… Оля… – Татьяна высвободилась из объятий. Алексей сценически упал на стул и протянул руки к Татьяне! Ольга вышла из ванны, замотанная в полотенце. – Так... Мебель не громить! Идите в душ! Тем более кое-кто почти готов к водным процедурам, – хихикнула она вскользь, любуясь голым торсом Алексея. – Мне нужно пять минут, – закрываясь, сказала Татьяна, сверкнув глазами на Ольгу и Алексея... Алексей сел на стул и залпом выпил бокал шампанского... – Смотри не вырубись! – Оль, я даже не начинал пить! Щёлкнул замок в ванной. Алексея встал, оглянулся на Ольгу. Девушка полулежала на диване. Завязанное полотенце, коварно распускалось обнажая острые коленки и поднимаясь все выше и выше. Алексей повернулся к ней, и стал снимать джинсы. Он сложил и посмотрел в глаза Ольге. Ольга не отвела взгляд, лишь села на диван и сложила ноги по турецки. Коварное полотенце поползло вниз. Алексей подхватил его инстинктивно. Ольга вздрогнула, посмотрела на него: – Татьяна ждёт... – Я... Я.... Да что такое.... Вдруг шум воды прекратился... – Есть заколка? – сросила Татьяна. – Ща-ас! – Ольга встала, оказавшись лицом к лицу с Алексеем. Он вдохнул аромат её тела, мягкий и приятный запах геля для душа. Линия тела от поднятой руки к месту, закрытому полотенцем. Узел ослаб достаточно, удерживаясь на острой девичьей груди, полотенце ниспадало на спину, почти оголяя её, гибкий позвоночник. Две ямочки на спине чуть приоткрылись, и стал виден разрез. – Поправь! – сказала Ольга. Алексей подчинился и отошел уступая дорогу. Душ для него оказался спасением, внизу всё болело, холодные струи освежали. Он никак не мог совладать с окрепшей плотью. Через пару минут вошла татьяна. В глазах её сверкали игривые искры, и в то же время сомнение и неловкость зависли в воздухе. Она смотрела на его плоть, находясь прямо напротив него. Алексей выключил воду и потянулся за полотенцем, которое висело за спиной Татьяны. Она не отстранилась а наоборот прильнула к его плоти... Стон вырвался из его груди... Татьяна не смогла сдержаться и сразу полностью охватила губами, и Алексей увидел как он полностью погрузился в нее, Вздрогнув от такого желанного прикосновения, он вздохнул полной грудью... Внутри словно вспыхнул огонь. Татьяна не умолимо приближала его к концу, но в то же время хотелось что бы всё это не кончалось... Он с новыми силами начал покрывать Поцелуями, приоткрыл глаза он видел как половые губы будто раскрываются на встречу его языку, он проник внутрь, глубоко как только смог, до боли в мышцах... И тут же почувствовал что там внизу , еще плотнее сжались губы девушки... Он еле сдержался. В этот раз удалось... Слегка приподнявшись, он передвинул Татьяну вперед, а сам остался лежать на спине, что было перед ней он не видел. Татьяна встала на одну ножку, хитро улыбнулась, а потом одним движением, впустила в себя его плоть. Алексей смотрел как происходит движение, и этот момент врезался в память, кружил голову, сжимал грудь, стало тяжко дышать. Татьяна начала движение бёдрами то вперед, то назад, уже не поднимаясь.... Все....терпеть уже не было никаких сил.... В голове мелькнуло множество способов предотвратить конец действия, но спинка, ниспадающие кудри и эти движения.... Все было напрасно... Он резко обнял девушку и опрокинувшись вместе с ней на спину, успев выйти и...тут же теплая струя покрыла пушёк, животик и манящие уголки выступающих косточек... Татьяна издала стон.... А Алексею стало стыдно ....он и минуты не продержался .... И.теперь, что теперь? Ноги ещё сводила сладкая судорога, а плоть лишалась твердости... Татьяна на коленях, будто дикая кошка снова забралась к изголовью дивана проложила голову Алексея себе на колени... , Напротив, у края кровати сидела Ольга, её ноги были раздвинуть широко, Взгляд Алексея застыл между ними... Внутри Ольги была белая восковая свеча Ольга постепенно освободила её и вставила опять, потом сомкнув колени звонко рассмеялась и опрокинулась на спину, запрокинув ножки вверх. В полумраке не было точно видно но воспалённый разум дорисовал всё, что скрывала темнота, а свеча, словно прожектор направлял его мысли. Он поднял глаза и посмотрел на Татьяну, он пытался прочитать хоть намек, уловить что нибудь... Но тщетно. На её лице была сдержанная улыбка, точно сомнение, или тайна... Она подглаживала его по груди и посматривала на Ольгу... Вдруг, наклонившись и скользнув грудью по лицу Алексея она потрогала смягчавшуюся плоть.... – Ольга иди к нам... Поближе ... Он не опасен сейчас.... Но скоро я его уговорю... Перебравшись на диван, Ольга легла рядом, демонстративно отстранившись от ребят. Легла и повернулась к ним ... Алексей поедал глазами ножки, острые коленки, прокаченный животик с напряженной боковой мышцей... Вот сейчас! Сейчас .... Вдруг Татьяна взяла его руку и положила на диван, ближе к Ольге, Ольга легла на живот и накрыла руку юноши...потом постепенно начала двигаться вперёд. В этот момент Татьяна перебралась и оседлала Алексея... Пальцы его чувствовали каждую вену и мышцу Оли, и тут она, приподняв ягодицы, двинулась вперед достаточно для того, чтоб накрыть его руку. Алексей вздрогнул. Он осторожно и нежно двигался вверх... Татьяна вновь обхватила его губами, сил смотреть на все это не было, ломило шею голова потяжелела и он запрокинув её назад закрыл глаза... – Вот и готово! – сказала Татьяна. Она снова приподяла одну ножку с тем чтобы был виден сам процесс погружения и, улыбнувшись, впустила в себя лишь верхнюю часть...потом чуть глубже и вновь только верх, потом полностью отпустила его.... Алексей не помнил точно, что он видел, а что его воспалённый разум дорисовывал. Стон сдерживать сил не было он стонал... Ольга двигалась продвигалась, раскрываясь, к его пальцам. Потом она повернулась встала на колени, подвинулась попочкой ближе к нему... Взяла его руку и впустила в себя два его пальца. Присев от удовольствия, она застонала... Алексей почувствовал как внутри Ольги все сжалось его пальцы были глубоко и хотелось двинутся ещё и ещё глубже, но Ольга всё сильнее и сильнее прижимала его руку к дивану, движения её стали резкими она почти села на руку Алексея, обняв себя за грудь. Алексею казалось он сходит с ума, ему хотелось целовать Ольгу, схватить её посадить над собой.... Хотелось...... В этот момент Татьяна полностью впустила его в себя и перестала двигаться ... Всё словно пошло кругом, словно туман окутал полумрак комнаты... Ольга резко отстранилась бросилась на спину, руки её скользнули вниз, она начала ласкать себя, поджала ножи к груди, замерла.... И заметалась на диване.... Её движения становились медленнее, но были прекрасными и страшно возбуждающими... Внутри у Алексея всё напряглось. Он словно пружина вскочил, и Татьяна оказалась у него на руках... Не отрываясь от девушки он провернул и поставил её на коленки на диван... Ольга повернулась на бок и наблюдала со стороны.... Татьяна застонала, выгнула спину и так широко раздвинула ноги что алексей вошёл ещё глубже.... Она билась головой по подушкам, то и дело двигаясь к Алексею всё резче и резче и вот ещё раз она привстала, схватила одной рукой его ягодицы и прижимала юношу несколько секунд к себе, потом издала стон и рухнула на кровать.... Алексей накрыл её сверху, но долго продержаться ему не удалось. Словно угодав момент, Ольга подсунула ему в руку маленькое полотенце.... Встало солнце... Первые лучи, осветив верхушки деревьев, стыдливо заглянули в комнату... На диване лежали измотанные, но со сладострастным выражением лица Алексей, крепко обнимавший Татьяну со спины, и всё так же отстранившаяся и подтянувшая ножки к груди Ольга...