ЦРУ: Операция "Чужой кинжал" Часть Седьмая


Вернем Никарагуа народу

 

Визит начальника Оперуправления ЦРУ в Гондурас совпал по времени с ещё одним визитом американских должностных лиц в те края.

Его организовал Кейси. Понимая, что ничего хорошего от визита своего начальника Оперуправления к контрас, для политики «тайных войн» усиленно проводившейся в жизнь Кейси и прочими цэрэушными «ястребами», ждать не приходится, Кейси сделал контр-ход.

Он встретился с членом Комитета по разведке, сенатором Вильямом Коэном. Тот был республиканцем, а значит, антикоммунистом и «ястребом» по убеждениям.

Беспокоясь за финансирование Конгрессом  тайных войн ЦРУ, Кейси хотел, чтоб сенатор Коэн слетал с визитом в Никарагуа, посмотрел, что там и как. А потом, в хорошем для ЦРУ свете, преподнёс всё это Конгрессу.

План Директора ЦРУ можно назвать даже изящным. Действительно, какой  бы негатив не накопал в лагерях контрас  «голубь» Стейн – не будет же он докладывать это Конгрессу!

А вот «ястреб» - сенатор доложит. И, в этом Кейси был уверен, доложит в положительном, для ЦРУ, ключе.

 

Надо сказать, что при встрече сенатор не высказал особого энтузиазма. По своему опыту работы в Комитете по разведке Коэн знал, как неумело и неуклюже ЦРУ проводит тайные акции. Он не хотел вредить этой организации и боялся, что при своём визите в Никарагуа накопает, что нибудь такое негативное про ЦРУ, что не сможет скрыть это от Конгресса.

 

Своими сомнениями на этот счёт он и поделился с Директором ЦРУ. Кейси горячо заверил конгрессмена, что провалы в тайных акциях ЦРУ ушли в прошлое вместе с «семидесятыми».

 

- Сейчас всё по другому, Вильямс – убеждал он Коэна.- И мне нужна, очень нужна поддержка Конгресса в работе. Учти, Вильямс, если вы обрежете мне финансирование, вся ответственность за то, что Советы укрепятся на нашем «заднем дворе» ляжет на Конгресс.

 

- Возможно ты и прав – нехотя ответил сенатор.

На этом встреча закончилась. И Вильям Коэн всё ещё сомневался- ехать ему в Никарагуа или нет.

Но Кейси умел добиваться своего. Поэтому, уже на следующее утро, сенатора разбудил телефонный звонок. Звонил ему ни кто нибудь, а сам Президент США Рональд Рейган.

 

- Знаете, зачем я вам звоню? – спросил Рейган проникновенным голосом – Я хотел бы попросить вас помочь мне, если можно.

 

И далее Рейган попросил сенатора о том же, о чём, накануне, просил Кейси.

операция чужой кинжал рейган

 

( на фото: Уильям Кейси и Президент США )

 

Президенту Коэн отказать, конечно, не мог! 8 августа 1983 года он на специальном самолёте ВВС вылетел в столицу Никарагуа-Манагуа.

 

С ним летел и заместитель Госсекретаря США – Харт

 

Их прибытие в аэропорт Манагуа намечалось на 9-15 утра. Но, из-за непредвиденных задержек на военной базе, делегация вылетела несколько позже.

 

За час до посадки в Манагуа, пилотам поступило сообщение от никарагуанцев о том, что аэропорт закрыт для посадки любых воздушных судов.

 

Причину никарагуанцы не объяснили.

 

Покружив около сорока минут в никарагуанском небе, самолёт отправился в Гондурас.

Там, в посольстве США, Харт стал звонить в Госдеп, пытаясь выяснить, что случилось?

 

В Госдепе ровным счётом ничего не знали. Тут из Манагуа сообщили, что готовы, наконец, принять самолёт с американской делегацией.

 

Увиденное в аэропорту, по прилёту туда, поразило американцев. Аэропорт был основательно разрушен. Всюду громоздились дымящиеся развалины. Центральная часть аэровокзала была полностью снесена. Территория покрыта лужами масла и разбитым стеклом.

Оказывается, в то утро, над зданием аэропорта появился двухмоторный винтовой самолёт. Как позднее было установлено, под крыльями у него висели две  бомбы.

Самолёт был сбит и, падая, врезался в здание аэровокзала. Раздался мощный взрыв!

 Более сорока человек, ожидавших прилёта американской делегации, погибли.

Погибли и оба пилота самолёта-снаряда.

  Сенатора Коэна поразила мысль о том, что прилети они вовремя, как планировалось, то тоже бы могли оказаться среди погибших.

Он поделился этим с Хартом и тот согласился с сенатором.

 

- Похоже, операция всё таки вышла из под контроля ЦРУ – вздохнул Коэн.

 

К его, очень неприятному удивлению, оказалось, что это не вполне так.

 

Тут же, в аэропорту журналисты и, прибывший на место трагедии, лидер сандинистов Ортега, набросились на американскую делегацию, утверждая, что этот налёт – дело рук ЦРУ.

 

Коэн с возмущением отверг это:

 

- В ЦРУ не такие глупцы сидят – заявил он.

 

Ах, не такие!   Ему тут же предъявили личные вещи погибших пилотов, извлечённые из уцелевшего при взрыве, стального ящика в самолёте.

 Среди них Коэн и Харт, с изумлением увидели следующие документы:

- счёт за заправку самолёта в штате Майами

- водительские права пилотов, выданные в штате Флорида

-страховой полюс системы страхования США и американскую кредитную карточку.

Кроме того, там был ещё листок бумаги с какими- то цифрами. Никарагуанцы не знали, что это такое, но Коэн узнал сразу. Это был закодированные специальным шифром ЦРУ название тайной операции и номер контракта на её проведение.

 

Пока американцы разглядывали эти бесспорные доказательства участия ЦРУ в организации налёта на аэропорт, Ортега произносил перед телекамерами пламенную речь в духе антиамериканизма и антикапитализма.

 

Полностью подавленный открывшейся ему картиной Коэн молчал, а Харт попробовал перейти в контратаку.

 

Он начал обвинять Ортегу в нарушении прав человека. Преследовании политических противников. Закрытии оппозиционных газет и.т.д.

 

Нельзя сказать, что на фоне дымящихся развалин и чёрных пакетов с трупами эта речь прозвучала очень уместно.

 

Ортега вскипел и посоветовал американцам убираться туда, откуда прилетели. После чего покинул аэропорт.

 

Визит сорвался, толком не начавшись, и американцам ничего не оставалось, как последовать совету Ортеги.

 

Они и полетели туда откуда прилетели. То есть в Гондурас, мечтая увидеть там руководителя всей тайной войны в Никарагуа, полковника Доути и съесть его сырым.

 

А Доути, тем временем, принимал начальника Оперуправления ЦРУ Джона Стейна.

 

Тот, прежде чем отправиться в штаб-квартиру ЦРУ в гондурасском городе Тегусигапе, побывал в джунглях на границе с Никарагуа и уже получил кой какие данные о деятельности контрас.

 

Стейн узнал, что на территории Никарагуа контрас занимаются террором, разрушением гражданских объектов и убийствами мирных граждан. Только с начала 83 года они убили около десяти тысяч человек. Ещё более трёх тысяч никарагуанцев были похищены и содержались в тюрьмах, устроенных в лагерях контрас.

Теперь он наблюдал, как полковник Доути, развернув карту, докладывает о ходе тайной войны. Он показывал на карте зону действий боевых подразделений контрас и маршруты их продвижения к югу Никарагуа.

Навстречу им, с юга, с территории Коста-Рики двигались ещё группы контрас. 

 

- Всего, на настоящий момент - говорил Доути - В операции задействовано пять из семи группировок контрас. Где то вот здесь – он показал карандашом  на карте место – Северные и южные группировка объединятся.

 

Стейн всмотрелся в карту, и ему стало ясно, что в случае, если соединение северных и южных отрядов контрас, о котором ему докладывал Доути, действительно произойдёт, то Никарагуа окажется разрезанной на две части.

 

- К чему приведёт ваш план, если он осуществится? – спросил Стейн.

 

Доути пояснил. Оружие из СССР поступает на восточное побережье Никарагуа. Потом никарагуанцы перевозят его на запад и оттуда, морем, поставляют в Сальвадор. Если разрезать Никарагуа на две части, то поставки оружия будут пресечены.

 

- Почему же? – возразил Стейн – Сандинисты могут воспользоваться для этих целей Панамским каналом. Ведь лидер Панамы, генерал Норьега, в последнее время стал заигрывать с Советами.

 

После этих слов, он заметил, что Доути как то замялся.

 

- Что? – спросил Стейн – Говорите, чёрт возьми, я ни кто нибудь, а начальник Оперативного управления и имею права знать.

 

- Мы провели с Норьегой определённую работу – нехотя ответил полковник Доути – И он согласился разместить на территории Панамы две базы контрас. Однако это должно оставаться в глубочайшей тайне. Если, хоть, что нибудь просочится, Норьега тут же прикроет лавочку.

 

Теперь Стейну стали окончательно ясны размеры операции, что велась ЦРУ против Никарагуа. Операция явно перевалила за отведённые ей пределы. Все страны региона – Гватемала, Коста-Рика, Сальвадор, Гондурас и, даже, Панама были задействованы ЦРУ в борьбе с сандинистами.

 

  Такой размах, определённо избыточный для ограниченной цели-прекратить поставки оружия в Сальвадор, ясно показывал, что несмотря на обещания Кейси в Конгрессе, он совсем не отказался от идеи свергнуть правительство сандинистов.

 

Стейн внутренне ужаснулся. Ему, опытному работнику ЦРУ, было прекрасно известно, что чем больше масштаб спецоперации тем ближе она к провалу. Здесь он видел масштаб запредельный.

 

Он спросил Доути, известно ли тому, что США совсем не ставит себе целью свержения правительства сандинистов.

 

- Конечно! – воскликнул Доути – Я прекрасно об этом знаю и довёл это до всех здешних сотрудников. Вот посмотрите.

 

Он вывел Стейна в коридор и показал Доску Объявлений, на которой висел строгий приказ Директора ЦРУ, запрещающий какие либо операции по свержению никарагуанского правительства.

 

Стену показалось, что над ним издеваются. Он рассвирепел

 

- Это вы показывайте проверяющим из Конгресса. А мне не надо.

 

Затем он потребовал рассказать, как Доути, здесь в Гондурасе поддерживает связь с теми отрядами контрас, что находятся на боевом задании.

 

- Ну поскольку ЦРУ снабжает контрас средствами связи – ответил Доути – То у меня есть все их частоты. Таким образом я всегда могу прослушивать их разговоры, чтобы выяснить придерживаются ли контрас тех планов и инструкций, что мы разработали для них.

 

- Ну, а если контрас не говорят по радио. Тогда как?

 

- На этот случай мы вербуем людей в боевых подразделениях, и они шпионят на меня

 

- И много таких людей?

 

Доути задумался, потом ответил:

 

-Ну, где-то, один или два человека.

 

- А как они передают вам информацию

 

- При личных встречах – не моргнув глазом, ответил Доути

 

- То есть уже после того, как отряд вернётся с боевой операции? – уточнил Стейн

 

- Да

 

Стейн только покачал головой. Услышанное подтвердило его догадку – операция не только превысила все безопасные пределы, но и вышла из под контроля.

 

В этот момент на сцене появились, полные впечатлений от полёта в Никарагуа, зам госсекретаря  Харт и сенатор Коэн.

 

Стейн обратил внимание, что сенатор выглядит подавленным. А вот Харт наоборот кипел энергией. Рассказав, что произошло в аэропорту Манагуа, он напустился на присутствующих здесь сотрудников ЦРУ

 

- Никудышная политика! – орал он – Дурацкие операции! Как это могло произойти?!

 

Резидент ЦРУ объяснил, что это только первый шаг в действиях создаваемых ВВС контрас.

Это только подлило масло в огонь.

 

- Эти чёртовы, идиотские тайные операции! – кричал Харт, размахивая руками – Это то, что убьёт ЦРУ! Как вы думаете выпутаться из этого дерьма? Пилот имел при себе кучу бумаг!

 

- Гражданский аэропорт – удручённо добавил сенатор Коэн – Это ведь даже не военная цель. Там находились десятки мирных жителей. А если бы кто – нибудь разбомбил гражданский аэропорт в США, как бы вы к этому отнеслись?

 

- Вот именно! – заорал Харт.

 

Когда Коэна и Харта, не без труда, спровадили на аэродром и отправили в Штаты, Доути, с досадой сказал Стену:

 

- Директор Кейси хотел, что-то новое. Он хотел, чтоб контрас себя показали, привлекли к себе внимание. Ну вот они и привлекли к себе внимание.

 

Ночью полковнику Доути позвонил сам Директор Кейси

 

- Слушай – заорал он, даже не поздоровавшись – Ты, что там совсем спятил?! Как можно такое вытворять, когда в стране сенатор из Комитета по разведке и помощник Госсекретаря?!

 

Доути начал было оправдываться, но Кейси перебил его:

 

- Почему этот идиот - пилот держал при себе бумаги ЦРУ во время тайного полёта?! Кто готовил этого дурака?! Кто его инструктировал?!

 

Доути снова попробовал ответить, но снова безуспешно:

 

- Тебя читают, Рей! – кричал в трубку Директор ЦРУ – Ты понимаешь, что я тебе говорю?! Коммунисты читают тебя! Они заранее знали о налёте. За сутки до налёта они увеличили количество зениток в этом дерьмовом аэропорту с двух до семнадцати штук! Понимаешь, что это значит?!

И, не выслушав ответа, бросил трубку.

Кейси был раздасован, что его, блестящая по задумке, операция с визитом сенатора Коэна в Никарагуа, фактически провалилась. Вряд ли Коэн теперь сделает благожелательный для ЦРУ доклад в Комитете по разведке.

Хотя…может удастся ещё , как то его переубедить?

 

Кейси пригласил сенатора в штаб-квартиру ЦРУ на чашечку кофе. Встреча состоялась в кабинете Директора ЦРУ.

 

Надо сказать, что как только Кейси занял этот пост, то распорядился переоборудовать кабинет в соответствии  со своими вкусами.

Теперь, эта обширная комната, была обставлена изящной дорогой мебелью, в стиле «барокко». Большие, во всю стену, окна, выходившие в тихий садик, были прикрыты белыми портьерами, пропускавшими ровный, мягкий свет.

Могло показаться, что вы находитесь не в самом сердце одной из сильнейших разведок мира, а в версальском кабинете «Короля-Солнце»

 

Кейси начал встречу с сенатором с извинений за неприятный инцидент в никарагуанском аэропорту, совпавший с визитом сенатора в Никарагуа и чуть было не стоившей ему жизни, прилети он туда вовремя.

 

- Я хотел бы вас заверить – искренне сказал Кейси сенатору – Что никто не собирался вас убивать

 

 Коэн поморщился:

 

- Речь совсем не обо мне. Для меня, до сих пор, остаётся загадкой, как вообще кто нибудь, ЦРУ или контрас по собственному почину, мог предпринять такую идиотскую акцию. Подобное нападение на гражданский объект и мирных людей ни чем не может быть оправдано и вызовет только волну ненависти среди простых никарагуанцев.

 

Кейси внимательно выслушал Коэна и, сочувственно покачав головой, сказал, что понимает, насколько расстроены были Коэн и Харт от зрелища в никарагуанском аэропорту

 

- Вы не поняли меня – несколько раздражённо ответил Коэн – Речь совсем не обо мне и не о моей безопасности. Речь о политике, идеях, об американских принципах и ценностях.

 

Кейси заверил сенатора, что с последним, как раз всё в порядке

 

- Наша политика в Никарагуа заключается в поддержке демократических сил – сказал он – Мы хотим помочь народу Никарагуа вернуть себе свою страну. Это полностью соответствует ценностям, которые защищает Америка.

 

Коэн попытался направить разговор на то, что подобными методами ценности демократии не защищают. Но Кейси уклонился от этой темы и попытался убедить сенатора в том, что ситуация в Никарагуа складывается очень благоприятно для победы демократии

 

- Этот налёт на аэропорт – сказал он, помимо прочего – Как раз и подтверждает тот факт, что контрас это не отдельные группы недовольных, а действительно общенациональное движение против сандинистской диктатуры.

 

Сенатор выразил в этом сильнейшее сомнение. На том встреча и закончилась, Кейси понял, что переубедить сенатора ему не удалось и, что в ближайшее время его ожидает крайне неприятный разговор в Конгрессе.

 

Так и случилось. Но сначала Кейси ждал разговор с вернувшимся из командировки в Гондурас начальником Оперуправления ЦРУ. И разговор этот был тоже крайне неприятным.

чужой кинжал операция

( на фото: Джон Стейн)

 

Кейси подписывал кое какие бумаги, принесённые секретарём, когда Стейн, с самым решительным выражением лица, вошёл к нему в кабинет

 

- С приездом, Джон – радушно улыбнулся Кейси своему заму и снова погрузился в бумаги.

Стейн не поддержал любезного тона и с места в карьер ринулся в атаку.

 

Он был вооружён целым набором карт, схем, таблиц, списков, досье. Кейси отметил про себя, что Стейн из этой командировки вернулся просто ходячей энциклопедией по никарагуанской операции.

 Директор ЦРУ пожалел, что такой талантливый разведчик и не на его стороне.

 

А Стейн, тем временем, озвучил свои выводы.

По его мнению, операцию в Никарагуа следует сворачивать. Она вышла из под контроля и грозит огромными неприятностями.

 

Кейси, не отрываясь от бумаг, заметил, что Стейн перебарщивает, всё в Никарагуа в порядке.

 

- В порядке? – воскликнул тот – Да мы же на краю пропасти там стоим!

 

Он начал выкладывать перед Кейси фотографии с мест преступлений контрас. Однако зрелище убитых женщин, детей, стариков , сожженных и взорванных школ и больниц не впечатлило Кейси.

 

- Борьба с тоталитаризмом требует определённых жертв – спокойно заметил он.

 

- Но они уже и американских граждан убивают – сказал Стейн и положил перед Директором ЦРУ свой «козырный туз» фотографии католических монашек из США, расстрелянных контрас.

 

Кейси посмотрел на фотографию, спросил, достоверна ли информация о причастности контрас к уничтожению американской католической миссии . Получил подтверждения, что, да, полностью достоверна.

 

 Кейси чуть нахмурился и отложил фотографии убитых монашек в сторону. Это означало, что эти фото он оставляет себе.

 

А Стейн начал давать свои характеристики лидеров контрас. Характеристики, впрочем, были однотипные и краткие.

 

- Этот, большая дрянь – то и дело повторял он, перечисляя одного за другим лидеров оппозиции.

 

Единственные, о ком он отозвался благожелательно, были пара человек из южных отрядов контрас

 

Стейн охарактеризовал их как «стойких и жестоких бойцов», которые действительно воюют против коммунистов, а не против мирного населения.

 

Кейси закончил с бумагами и нажал кнопку вызова секретаря

 

- Успокойся, Джон – улыбнулся он Стейну – Операция под полным контролем и все наши действия в Никарагуа абсолютно адекватны обстановке.

 

- Абсолютно адекватны?- с горечью переспросил Стейн – Вот так же, когда то, совершая один адекватный шаг за другим, мы залезли во Вьетнам.

 

Кейси отдал папку подписанных документов секретарю, подождал пока тот удалиться, встал из-за стола и подошёл вплотную к Стейну

 

- Пошёл ты к чёрту, Джон – сказал ветеран Второй Мировой войны ветерану Вьетнамской – Пошёл ты к чёрту со своим Вьетнамом. Здесь такого не будет!

 

- Знаешь – сказал Стейн – Когда вся эта авантюра рухнет, никто не будет обвинять Белый Дом, Госдепартамент или Пентагон. Виновато будет одно ЦРУ.

 

В его словах Кейси услышал горечь кадрового сотрудника разведки. А Стейн продолжал:

 

- Понимаешь? Ни Рейган и не Кейси – палец Стена упёрся в грудь Директора – А ЦРУ. И Рейган и ты и я когда нибудь уйдём, а ЦРУ останется. И оно будет нести всю тяжесть ответственности за то, что ты и твоя команда творите.

 

Сказав это, Стейн собрал свои бумаги и вышел из кабинета.

 

( Следует сказать, что Стейн оказался во многом прав. В конце восьмидесятых операции ЦРУ в Никарагуа действительно вышли на поверхность. Разразился скандал такой силы, что перья полетели и от «ястребов» и от «голубей» Десятки сотрудников ЦРУ и Госдепа оказались под следствием и поплатились своей карьерой. В девяностых, Международный Суд ООН признал вину США в развязывании тайной войны против Никарагуа. США были вынуждены заплатить этой стране солидную денежную компенсацию.  Но…правительство сандинистов к тому времени уже ушло от власти. В стране правили представители тех самых контрас, которых поддерживало, в своё время ЦРУ. Так, что, наверно можно сказать, что Кейси, хоть и с большими потерями для США и ЦРУ, всё таки победил в Никарагуа. Правда, увидеть он это уже не смог. К тому времени Кейси  умер)

 

 

 

 

 

 

 

 

Аватар пользователя hymnazix

Очень увлекательно. Сегодня прочитал все семь частей. Только вот не очень понятно - седьмая , это конец или нет ? 

Аватар пользователя Назаров

Нет. До конца далеко ещё)

Аватар пользователя hymnazix

Интересное время, можно сказать , героическое какое-то. Правильно написал Прима - "Даже противостояние вражеских разведок проходило в атмосфере вежливости и чести" . Интересно , если не секрет - какими источниками вы пользуетесь ? 

Аватар пользователя Назаров

Только открытыми. Мемуары сотрудников ЦРУ и пара исследований американских журналистов, одно исследование швейцарских журналистов

Два источника пришлось на русский переводить-они у нас не издавались

Аватар пользователя прима

Вдохновенно написано. Начну пожалуй с первой части .

Эх времена времена ! Даже противостояние вражеских разведок проходило в атмосфере вежливости и чести . А сейчас .. ? 

Аватар пользователя Крол

С тех былинных времён прошло уже более тридцати лет. Так что, как сейчас мы может и узнаем в 2045 году.

А история с документами с стальном ящике сбитого самолёта напоминает историю с паспортами на обломках Башен Близнецов.