ЦРУ: Операция "Чужой кинжал" (Часть четвёртая)

 

 

 

"ГОЛУБИ" против "ЯСТРЕБОВ"

 

 

 

 

Однажды, в конце июля 1983 года в квартире начальника оперативного управления ЦРУ Макса Хьюджела раздался телефонный звонок. Хьюджел взял трубку. Слушая, своего собеседника руководитель всех тайных операций ЦРУ бледнел, нервно дёргал пальцами шнур телефона. Потом швырнул трубку, разразился потоком ругательств и, как подкошенный, рухнул в кресло.

Было от чего. 

Звонившего звали Томас Макнелл. Он и его брат Самьюэл были давними партнёрами Хьюджела по его бруклинской компании «Бразерс интернейшнл», где Хьюджел сколачивал себе состояние на торговле ценными бумагами.

Не оставил он этого занятия и перейдя из бизнеса на службу в ЦРУ.

Разумеется, теперь Хьюджел не мог заниматься этим лично и потому два брата Макнеллы основную часть сделок проводили от своего имени.

Вот только разговоры с ним братья аккуратно записывали на плёнку. И сейчас, вот этим самым звонком, братья порадовали Хьюджела известием о том, что они передали шестнадцать кассет с записями этих задушевных разговоров в редакцию газеты «Вашингтон Пост».

Пресса в США – реальная четвёртая власть, это без всяких там метафор. А «Вашингтон Пост» в этот период времени был кошмаром всех госслужащих, не исключая и Президента США.

Ведь совсем недавно именно «Вашингтон Пост» своими сенсационными публикациями разжёг скандал «Уотергейта» приведшего к отставке Президента Никсона.

Так, что начальнику оперативного управления ЦРУ было от чего придти в отчаянье.

Справившись с первым волнением, Хьюджел позвонил начальнику юридического отдела ЦРУ Абраму Споркину.

 

   Скажем немного об этом человеке. Немного, потому, что о нём мне не очень то много и узнать получилось.

Абрам Споркин – адвокат, 1920 года рождения, уроженец Нью-Йорка.

Как и Директор ЦРУ Кейси, одно время был дорогим адвокатом для богатых клиентов. Держал юридическое бюро в Бруклине.

В семидесятых  перешёл на госслужбу в Комиссию по ценным бумагам. Там он сильно поспособствовал тому, чтобы Кейси вышел сухим из воды после неприятности случившейся с документами по ИТТ (чуть выше вы уже имели возможность прочесть эту историю).

Очевидно, тогда Кейси оценил способности Споркина. Как только он стал Директором ЦРУ, так тут же предложил бруклинскому адвокату должность Начальника юротдела ЦРУ или, говоря неофициально, Главного Адвоката разведки.

Предложение было сделано при несколько пикантных обстоятельствах. На похоронах бывшего Главного Адвоката ЦРУ, который был такой же как и Споркин, но не из Нью-Йорка, а из Вашингтона.

Скончался примерно через месяц после того, как ещё один бруклинский бизнесмен, вот этот самый Хьюджел, был назначен, вопреки сильному сопротивлению аппарата ЦРУ, начальником оперативного управления ЦРУ.

Такое количество бруклинцев в высшем эшелоне ЦРУ нас не удивит, если мы вспомним, что и сам Директор ЦРУ Кейси в бывшем бруклинский адвокат и торговец ценными бумагами.

Таков уж внутриаппаратный закон, для усиления своих позиций- окружай себя своими людьми, вне зависимости от их компетенции.

Все  всегда так делают, все всегда так будут делать – почему же Кейси надо было поступать иначе?

 

Вот к нему то и обратился со своей проблемой Хьюджел.

Выслушав, Споркин закаменел лицом. Он прекрасно понял, впрочем, как и его собеседник, что это удар не столько по Хьюджелу, сколько по Директору ЦРУ Кейси и вообще по всем бруклинским «ястребам» в ЦРУ.

- Почему сукины дети Макнеллы сделали это? – спросил он Хьюджела

Тот объяснил. Некоторое время назад у него произошёл конфликт с братьями Макнеллами по поводу распределения прибыли.

Кажется они были не очень довольны тем процентом, что шёл в их карман и захотели его увеличить.

Кажется, вспомнил Хьюджел, что в телефонном разговоре с ними, он вышел из себя и наговорил лишнего.

Споркин хмыкнул:

- А насколько лишнего, Макс?

Хьюджел, обхватив голову руками, признался, что кажется, обещал их убить.

Споркин поперхнулся сигарным дымом.

Начальник оперативного управления ЦРУ, глава всех тайных операций, мало того, что играет на бирже, так ещё и грозится убить своих компаньонов!!!

Абрам отправил начавшего рыдать Хьюджела домой, чтоб тот успокоился и пришёл, чёрт возьми, в себя наконец.

Надо сказать, что и самому Споркину после таких новостей тоже требовалось время, чтобы успокоиться.

Вернувшись к себе, Споркин связался с Кейси, который сейчас совершал рабочую поездку по Ближнему Востоку, и рассказал ему о произошедшем.

- Надо бы узнать, что там на этих плёнках, Абрам – сказал Кейси – И вообще, попробуй как то замять это дерьмо. Нам сейчас не до этого.

Утром Споркин позвонил в «Вашингтон Пост».

Там ему подтвердили, что такие плёнки редакцией действительно получены. Сейчас они в руках у журналиста Боба Вудворда. Да-да, мистер Споркин, того самого, что раскрыл дело об «Уотергейте» и свалил Президента Никсона.

Споркин звонит Вудворду.

Да, подтверждает тот, плёнки у него и он собирается использовать их для написания рассказа о ЦРУ, или повести, как получится.

Споркин, от имени ЦРУ, требует сначала ознакомить его, Главного Адвоката, с записями.

И получает отказ. Газета считает, что пока преждевременно вводить ЦРУ в курс дела.

Споркин настаивает. Он повышает голос. В ответ слышит насмешливый вопрос журналиста, надо ли это рассматривать, как попытку оказать давление на прессу?

Этого ещё не хватало, спохватывается Споркин. Если там, в «Вашингтон Пост» заподозрят, что ЦРУ хочет оказать на них давление, они немедленно опубликуют информацию об этих плёнках.

Споркин представил аршинные заголовки на первых страницах газет: «ЦРУ угрожает прессе» и резко сбавил тон.

Нет-нет, он ни в коем случае не собирался давить на прессу или, упаси Господи, угрожать. Политика ЦРУ это политика сотрудничества с прессой. Мы здесь, в Лэнгли, уверяет журналистов Споркин, искренне считаем, что общественность имеет право знать о работе ЦРУ. И поэтому всегда готовы к плодотворному сотрудничеству с прессой.

На том конце трубки выразили искренне удовольствие от такой позиции ЦРУ.

И именно поэтому, продолжал петь Споркин, мы и хотим прослушать эти записи. Это с целью помочь журналистам в их расследовании. Если кто – то в ЦРУ делает, что - то не так, убеждал журналистов Споркин, то и он и Директор ЦРУ должны знать об этом.

«Вашингтон Пост» сочла такие доводы разумными. Газета согласилась дать Споркину прослушать эти злосчастные плёнки. Но при одном условии- Споркин должен был привезти с собой на прослушивание главную звезду предстоящего шоу, Макса Хьюджела.

Пусть он сначала ответит на интересующие журналистов вопросы, а потом и только потом, будут прослушаны плёнки.

Делать было нечего – Споркин согласился.

В этот же день он повёз начальника оперативного управления ЦРУ на допрос в редакцию «Вашингтон Пост»

В кабинете главного редактора собралась довольно представительная аудитории. От ЦРУ были Главный Адвокат Споркин, начальник оперативного управления ЦРУ Хьюджел и три его личных адвоката.

От «Вашингтон Пост» - главный редактор, ещё четыре редактора, два журналиста Вудворт и Тайлер, а также четыре адвоката и два специалиста по ценным бумагам.

 

- Я приехал сюда, чтобы узнать, в чём дело, чёрт побери – заявил Споркин, закуривая сигару – Мне безразлично сколько я здесь просижу, хоть всю ночь, но плёнки с записями я должен прослушать. Обвинения очень серьёзные – он ударил ладонью по столу – И прежде чем давать рекомендации Директору ЦРУ, я хочу ознакомиться с доказательствами.

Он откинулся на спинку кресла, давая понять, что не сдвинется с места, пока не услышит записи.

 

И допрос начался

 

Передавал ли мистер Хьюджел, братьям Макнеллам какую либо конфиденциальную информацию, могущую помочь в игре на бирже?

Давал ли он одному из братьев деньги в долг?

А если давал, то знал ли, что на самом деле эти деньги были не займом, а вкладом в фонд фирмы братьев Макнеллов, сделанный для осуществления сделок на бирже?

- Нет, нет и нет – энергично протестовал Хьюджел – Неправда абсолютная стопроцентная неправда.

Он отрицал всё.

Да ни в коем случае он не хотел, чтоб чьи то там акции пошли вверх. Он иногда помогал своим друзьям Макнеллам, вернее уже бывшим друзьям, но никакой секретной информации он им не передавал.

Отлично, мистер Хьюджел! А теперь послушаем одну из плёнок.

 

  Была запущена запись. И все услышали, как Хьюджелл говорит одному из братьев

«Возьми карандаш и бумагу, Том. Сейчас я тебе продиктую строго секретный материал, понял?»

Далее следовали длинная запись, где очень чётко было слышно, как Хьюджел рассказывает своим компаньонам конфиденциальную информацию о прогнозах по мировому рынку ценных бумаг.

 

Запись кончилась.

-Как вы это прокомментируете, мистер Хьюджелл? – спросили у главы тайных операций ЦРУ.

 

Ломая руки, дрожащим голосом Хьюджел сказал:

- Если не знаешь, что тебя записывают, всегда окажешь другому помощь – голос его задрожал сильнее – Я считаю это нечестным по отношению ко мне.

Он поднял глаза к потолку, попытался совладать с собой. На мгновение у него это получилось, и он продолжил:

- Но, понимаете, это совсем не секретная информация. Это вполне открытая информация

- Но почему тогда вы назвали её секретной, мистер Хьюджел?

- Да – судорожно кивнул Хьюджел – Я так сказал, как там записано. Понимаете…А, чёрт, это просто для того –  тут нервы опять отказали ему и он простонал – О, господи, почему записали этот мой разговор?!

 

Споркин счёл, что ему необходимо вмешаться.

-Джентльмены – сказал он – Для доказательства серьёзности предъявленных вами обвинений не хватает двух вещей. Первое – неизвестно, были ли сведения переданные мистером Хьюджелом действительно конфиденциальной служебной информацией и второе, не известно, получил ли он какую либо выгоду от своей помощи братьям Макнеллам.

 

Ну, что же. Неизвестно так неизвестно. Журналисты временно оставили эту тему и приступили ко второй части допроса.

 

Угрожал ли мистер Хьюджел когда либо убийством братьям Макнелл?

 

- Ответ абсолютно и определённо отрицательный – заявил Хьюджел – Нет. Никогда.

 

И снова включили магнитофон. Присутствующие услышали голос Хьюджелла, орущего по телефону:

 

« И ты ещё имеешь наглость угрожать мне каким то вонючим судом?! Да это так противно, меня на рвоту тянет…Какое же дерьмо всё это! Ну и иди в суд, жалкий недоносок. Это всё дерьмо вонючее!. Я тебя , ублюдок, сам в тюрьму засажу. Я убью тебя, выродок!»

 

Запись закончилась и в комнате повисла тишина. Все смотрели на Хьюджелла.

- Желаете это прокомментировать, мистер Хьюджел?

- Ну, а, что здесь комментировать? – выдавил тот из себя – Всё как есть

- Это ваш голос? Вы помните разговор?

- Да – еле слышно пробормотал тот

- Но вы же только, что говорили, что…

- Очевидно, память изменила мне – придушенно произнёс Хьюджел и закрыл лицо руками.

Он производил впечатление полностью морально уничтоженного человека.

 

Споркин решительно взял разговор в свои руки. Первым делом он попросил Хьюджелла и его адвокатов удалиться из помещения, что те и проделали с превеликой охотой.

 

Затем Главный Адвокат ЦРУ заговорил с Главным Редактором «Вашингтон Пост» самым задушевным голосом. Подавшись вперёд он, почти шёпотом сказал:

- Я хочу обратиться к вам с просьбой. Это очень непростая просьба. Не знаю, могу ли я вас просить…

- Замять – сказал редактор.

Споркин кивнул

 

- Не моё дело помогать ЦРУ в таких вопросах – отрезал главред.

 

На этом разговор и закончился.

 

Хьюджел был выбит из седла. Он отменил все совещания посвящённые разработке деталей операции «Тайный кинжал» и уединился со своими адвокатами.

«Голуби» ликовали.

 

В воскресенье вернулся из своей поездки Кейси. Первым делом он вызвал к себе Споркина.

- Всё очень плохо – сказал ему Главный Адвокат.

И поведал подробности.

 

- Что же нам делать? – спросил Кейси

Споркин сказал, что первым делом нельзя покрывать Хьюджела и даже нельзя допустить, чтобы у кого то сложилось мнение, будто ЦРУ его покрывает. И второе, Хьюджела нужно немедленно отстранить от работы и отправить в административный отпуск.

Если всё вдруг уляжется, то потом он просто вернётся к работе и дело с концом.

- А всё может улечься? – спросил Кейси

Споркин пожал плечами.

Кейси нахмурился. Он оценил силу удара «голубей». В самый разгар разработки плана «Чужой кинжал» у него вырывали человека ответственного за всю операцию. Вводить в курс кого-то другого Кейси не хотелось. Он с самого начала решил привлекать к этой операции самый минимум своих сотрудников.

Он тут же вызвал Хьюджела. Тот явился угнетённым и каким то помятым.

Кейси поставил его в курс дела

- Хорошо – уныло сказал Хьюджел – Если это может нанести вред ЦРУ и тебе, то я ухожу в отпуск.

- И попроси прощения у журналистов, Макс – сочувственным тоном посоветовал Кейси – Ты им врал в глаза, а они этого не любят.

Он действительно сочувствовал своему заместителю. Ведь и сам Кейси тоже не оставил своих операций на бирже. И тоже часто звонил брокерам…

 

Хьюджел из своего кабинета позвонил в «Вашингтон Пост»

- Я прошу прощения за мои слишком поспешные ответы на ваши вопросы в пятницу – сказал он – Я не имел возможности всё обдумать…Иначе мои ответы были бы значительно лучше. Я не намеревался делать вводящие в заблуждения  заявления.

 

Это не смягчило журналистов. На следующей неделе «Вашингтон Пост» вышла с огромным заголовком:

« Глава шпионажа ЦРУ обвиняется в неподобающих операциях на бирже» 

и в подзаголовке:

« Макс Хьюджел, занимающий самый секретный пост в администрации Рейгана- руководитель тайных операций ЦРУ – занимается махинациями на бирже»

 

Кейси пригласил Хьюджела к себе и молча показал тому на газету, лежащую на его рабочем столе.

- Это отвратительно – только и смог выдавить из себя Хьюджил

- Я не знаю, что из этого правда, Макс – показал Кейси на газету – Но ты должен подать в отставку

- Почему? – вдруг спросил Хьюджел.

Кейси в недоумении уставился на него

- Не понимаешь? Тебе же придётся давать показания в конгрессе и они съедят тебя живьём. В качестве госслужащего тебе не выиграть битву с этими обвинениями. Ты можешь рассчитывать на победу, только став опять частным лицом.

 

Хьюджел с тяжёлым вздохом согласился:

- Да. Меня раздели. Я ухожу в отставку.

 

Этим же вечером он выступил перед телевизионщиками и объявил о своей отставке

 

- Я согласился на эту работу – сказал он – Потому, что я патриот и хотел служить моей стране. Я сделал это, несмотря на большие финансовые потери. И вот вся моя жизнь, вся моя репутация поставлена на карту. – из его глаз вдруг покатились слёзы – Это наносит огромный ущерб мне и моей семье. Тем кто не виноват. Это позор, что человек, добровольно отказавшийся от выгодного бизнеса, ради служения своей стране подвергается такому обращению. Я весь перед вами и нутром и сердцем – с чувством закончил он.

 

Забегая вперёд, скажу, что все проблемы Хьюджела с этого момента кончились. Братья Макнеллы исчезли с его горизонта и никогда больше не давали о себе знать.ОНи так и не предъявили Хьюджелу никаких официальных обвинений.

А газеты быстро закрыли эту тему. Бесцеремонная в отношении с властью, американская пресса весьма осторожна и щепетильна когда дело касается частных лиц.

 

А «голуби» праздновали успех. Вместо «ястреба» Хьюджелла, Кейси был вынужден, против своей воли, назначит на самый ответственный и секретный  пост в ЦРУ ставленника «голубей».

 Операция «Чужой кинжал» опасно покосилась.

И «голуби» продолжали её долбить. Выбив из под, возводимого «ястребами» во главе с Кейси строения кадровую подпорку, они нанесли удар по финансовой.

 

 

Аватар пользователя hymnazix

Я читал предыдущие части. А на эту только обратил внимание. Надо бы их как-то обьеденить в один блок. Кстати - суперски увлекательно. Но оформлено не правильно. Наверное многие кто читал не смогли найти эту часть..