Природа ждёт зимы

Этюд

 Зима… И снова невольно вспоминается далёкий лесной гарнизон. Далёкий, скорее, во времени, нежели в расстоянии.

 

При современных-то скоростях, что уж там добраться до города Бологое?! Наверное, от вокзала до Куженкинского гарнизона ехать дольше, чем от столицы до этого маленького районного городка Тверской, а прежде Калининской области.

      Да и в ту давнюю пору это был не такой уж дальний гарнизон. Просто, для военных – не только для солдат и сержантов срочников, но и для офицеров – выезд за пределы гарнизона не так уж прост.

      А потому, как пройдёт отпуск, так и окунаешься на целый год в эти лесные необозримые дали.

      Красива в Куженкино осень. А зима? Зима тоже великолепна, тем более тут уж такие контрасты.

      Выходишь утром на службу – всё мрачно, пасмурно, как-то немного даже тревожно и печально…

 

Природа ждёт зимы, ещё не видно снега,

Но кое-где с утра уж посерел асфальт,

И не остановить стремительного бега

Осенних серых дней, и туч, летящих вдаль…

 

Уж рано гаснет день. Уж тускло светит солнце,

А иней на ветвях, как седина в висках,

И птиц почти совсем не слышно трелей звонких,

Лишь шепчут нам они: «Близка зима, близка!»

 

     Да, и птицы не так веселы, почти совсем уж не поют. И деревья понуро смотрят в речушку, которая несёт воды вовсе не пронизанные солнечными лучами, светлые под стать ещё недавно золотистым берегам, а серые, мрачные, со стальным отливом. Но… Хмурый мрачный день вдруг оживает к вечеру…

 

И вот уж первый снег, спускаясь осторожно,

Касается земли холодной и сухой,

Пока ещё не смел, пока ему тревожно…

Но так уже красив снежинок пышных рой.

 

       Существует такое правило – если снег ложится на мокрую землю, не долго ему лежать. Ну а если уж на слегка подмёрзшую, покрытую по утрам инеем, то это уже надолго, это уже весны…

        Под вечер, выхожу на небольшой строевой плац, чтобы встретить караулы, возвращающиеся со службы, и увидел, как на глазах меняется картина…

 

Зима павлиний хвост свой распушила

Подвески бриллиантов на ветвях

Из сказочных снежинок сотворила.

Сейчас бы в поле, с тройкой, да в санях

 

Под бубенцов волшебные аккорды

Промчаться по земле, преобразившей вид,

Но хлипок снег, и наст ещё не твёрдый,

И санный путь давно уже закрыт.

 

Но мир чудес не подневолен вовсе

Чудовищу, что в городах чадит,

Есть мир иной, вступи в него, не бойся –

Он и тебя мечтою наградит.

И вот леса в наряде подвенечном,

И вот поля под саваном снегов,

Зима пришла Царицей в мире вечном,

Ступив на трон из ледяных оков.

 

 

Вдыхаю полной грудью морозный воздух. Как он чист и свеж! И представил себе Москву вот в такой же переломный день – день превращения хмурой поздней осени в раннюю, радостную зиму.

  

В Москве мороз, а на дорогах слякоть,

Пар из метро валит, как из турбин,

Природе, верно, хочется заплакать –

Мир Божий так жестоко гробим мы.

 

       Я любил Москву, но вовсе не рвался в неё из лесного Куженкинского гарнизона, где в общем-то случавшиеся не слишком приятные моменты службы скрашивали красоты природы. И сегодня хочется воскликнуть:

 

Где же вы бесконечные дали,

Где же санный чарующий путь?

Мы сугробов давно не видали,

И на сани нам негде взглянуть.

 

Мы мечтаем о бешеной тройке

Вороных искромётных коней,

О полёте стремительном бойком

Расписных быстрокрылых саней.

 

И глядим мы, порою, ночами,

Как крадётся сквозь тучи луна,

И, конечно, грустит вместе с нами

Об ушедшем приволье она.

 

      Конечно, в самом гарнизоне не было лошадей, не было троек, но вокруг то, вокруг – лежала русская земля со всеми деревнями и сёлами, прибрежными на реках, прибрежными на озёрах. А на крупных Валдайских озёрах устраивались зимние праздники, а на Масленицу – гулянья, с сожжением чучела зимы, с катаниями на тройках.

     Но всё это позже, позже, позже. А пока впереди новогодний праздник, и пусть тому, у кого в подчинении «любимый личный состав», вовсе не отдыха, на душе празднично, потому что празднично вокруг.

       Зима. Бескрайние зимние просторы рождают мысли о добром и вечном. И невольно задумываешься о месте своём в этом мире, но, увы, не всегда добром…

       Далёкое время, беззаботное время. Беззаботное тем, что мы думали о службе, думали о жизни, но не ещё не задумывались о смысле своего существования на земле. Эти мысли пришли позже.

       

Ночь, снега, и просёлок разбитый,

И на своде небесном огни,

И во вьюжном напеве молитва:

«Боже милостив, Ты сохрани!».

 

На пригорке под шапками роща,

А в долине пунктир берегов.

И бреду я по снегу на ощупь,

И своих я не слышу шагов.

 

На глазах заметает дорогу,

Снег клубится, и вьюга рычит.

Но упрямо ведёт меня к Богу

Что-то властное в бледной ночи.

 

Лунный свет серебрит покрывало

Белоснежных полей и лугов.

Но, быть может, уже заплутал я

Среди этих безбрежных снегов?

 

Млечный путь чуть дымится в тумане,

И мерцает «Медведицы» ковш,

И один я во всём Мирозданье,

Всё пустынно – кого позовёшь?

 

Вот лесок – отдохну я немного,

Чтоб на жизнь строгим оком взглянуть,

И пойму, как же трудно без Бога,

Отыскать свой единственный путь!

 

       Памятно, памятно Куженкино для каждого, кому посчастливилось прикоснуться к изумительной природе Валдайского края – частичке Русской Земли,

Где храмы святые, кресты золотые,

Торжественно-строгие монастыри.

Весной соловьи поют песни лихие,

Зимою краснеют в снегах снегири.

 

На этой земле, как подножие рая,

Стоит Пресвятой Богородицы Дом,

Здесь солнце в крестах Православных играет.

Мы славу Великой России поём!

 

Аватар пользователя ирина николаенко

Вы всегда с такой теплотой вспоминаете это Куженкино.. Неужели это были и вправду самые лучшие ваши годы ?