Письма Баламута

Решил публикануть на сайте два письма из книги Клайва Степлза Льюса "Письма Баламута" . Причины следующие : "я прочитал эту книгу , авторская мысль мне показалась чрезвычайно-оригинальной". Я знаю , что многие из посетителей сайта имеют совершенно противоположные точки зрения и хотелось бы , что бы по возможности, они их озвучили в комментариях. Позже , думаю выложить аудиоверсию этого произведения.
 

"Вступление

Есть два равносильных и противоположных заблуждения относительно бесов. Одни не верят в них, другие верят и питают к ним ненужный и нездоровый интерес. Сами бесы рады обеим ошибкам и с одинаковым восторгом приветствуют и материалиста, и любителя черной магии.

Советую моим читателям помнить, что дьявол — отец лжи и не все, что говорит Баламут, следует считать правдой, даже с его собственной точки зрения.

Я не устанавливал личности тех, кто упомянут в письмах. Однако не думаю, что, например, отец Игл или мать подопечного описаны достоверно. В аду, как и на земле, умеют подкрашивать мысли в угоду своим намерениям.

В заключение должен добавить, что я не пытался уточнить хронологию писем. Мне кажется, что чаще всего дьявольский принцип датировки никак не связан с земным временем, и потому я не стал его воспроизводить. История второй мировой войны могла интересовать Баламута только в той степени, в какой она повлияла на духовное состояние интересующего его человека.

 

 

Письмо первое

Мой дорогой Гнусик!

Я вижу, ты следишь за чтением своего подопечного и за тем, чтобы он вращался в кругу своих друзей-материалистов. Но мне кажется, ты немного наивен, полагая, что аргументы смогут вырвать его из объятий Врага. Это было бы возможно, живи он несколькими веками раньше. Тогда люди еще прекрасно умели отличать доказанное от недоказанного, и уж если что-то доказано, они и верили в это. Тогда еще не теряли связи между мыслью и делом и как-то могли изменить свою жизнь сообразно умозаключению. Это мы исправили при помощи еженедельной прессы и других средств. Твой подопечный с младенчества привык к тому, что в его голове кружится одновременно добрая дюжина несовместимых воззрений. Концепции он воспринимает, прежде всего, не как истинные или ложные, а как теоретические или практические, устаревшие или современные, банальные или смелые. Самоуверенная тарабарщина, а не аргументы, поможет тебе удержать пациента вдали от церкви. Не трать времени на то, чтобы убедить его в истинности материализма: лучше внуши ему, что материализм силен или смел, что это философия будущего.

Доводы неприятны тем, что бой приходится вести на территории Врага. Он ведь тоже умеет убеждать: однако в той пропаганде, какую я предлагаю тебе, Он, как показывает наш многовековой опыт, не идет ни в какое сравнение с нашим отцом. Доказывая, ты пробуждаешь разум подопечного, а если разум проснется, кто предугадает результат? Даже если при каком-то повороте мысли случится так, что в выгоде будем мы, ты затем обнаружишь, что отвлек внимание от потока непосредственных переживаний, плавающих на поверхности, и самым пагубным образом направил его в глубину. Твоя же задача как раз в том, чтобы приковать внимание подопечного к постоянно меняющимся чувственным впечатлениям. Учи его называть этот поток «настоящей жизнью» и не позволяй задумываться над тем, что он имеет в виду. Помни: в отличие от тебя, твой подопечный — не бесплотный дух. Ты никогда не был человеком (в этом — отвратительное преимущество нашего Врага) и потому не можешь представить себе, как они порабощены обыденным.

У меня был подопечный, крепкий атеист, который занимался иногда в Британском музее. Однажды, когда он читал, я заметил, что его мысли развиваются в опасном направлении. Враг наш, конечно, тут же оказался рядом. Не успел я оглянуться, как моя двадцатилетняя работа начала рушиться. Если бы я потерял голову и прибегнул к доводам, все пошло бы насмарку. Но я не настолько глуп. Я тотчас сыграл на той струнке моего подопечного, которая больше всего была под моим контролем, и намекнул, что сейчас самое время пообедать. Враг, по-видимому, сделал контрвыпад (никогда невозможно точно подслушать, что Он говорит), то есть дал понять, что эти размышления важнее обеда. Наверное, так оно и было, потому что, когда я сказал: «Да, это слишком важно, чтобы заниматься этим на голодный желудок», подопечный заметно повеселел. А когда я добавил: «Лучше вернуться сюда после обеда и тогда подумать как следует», он уже был на полпути к двери. Когда он вышел на улицу, победа была за мной. Я показал ему разносчика газет, выкрикивающего дневные новости, и автобус No 73; и, прежде чем он коснулся подножки автобуса, он уже непоколебимо верил, что, какие бы странные вещи и мысли ни приходили в голову, когда уединишься с книгами, здоровая доза «настоящей жизни» (под которой я в нем подразумевал автобус и разносчика) сразу покажет, что таких вещей «просто нет».

Он знал, что избежал опасности, и позднее любил говорить о «том неизъяснимом чувстве реальности, которое надежно защитит от крайностей чистой логики». В настоящее время он благополучно пребывает в доме отца нашего.

Улавливаешь, в чем тут дело? Благодаря процессам, которые мы пустили в ход несколько веков тому назад, людям почти невозможно верить в незнакомое и непривычное — у них перед глазами всегда есть знакомое и привычное. Набивай до отказа своего подопечного обычностью вещей. Но не вздумай использовать науку (я имею в виду науку настоящую) как средство против христианства. Наука вынудит его задуматься над реальностями, которых он не может ни коснуться, ни увидеть. Среди современных физиков есть печальные тому примеры. А если уж ему непременно нужно барахтаться в науке, пусть займется экономикой или социологией. Не давай ему убежать от этой бесценной «действительной жизни». Пусть лучше совсем не видит научной литературы. Внуши ему, что все это он уже знает, а то. что ему удается подхватить из случайных разговоров и случайного чтения, «достижения современной науки». Помни, ты там для того, чтобы его обманывать. Судя по высказываниям некоторых из вас, молодых бесов, можно подумать, что вы поставлены учить их!

Твой любящий дядя Баламут.

 

 

Письмо второе

Мой дорогой Гнусик!

Весьма досадно было узнать, что твой подопечный обратился. Не тешь себя надеждой, что избежишь положенного наказания (хотя я уверен, что в минуты успеха ты не тешишь себя надеждами). Надо спасать положение. Не нужно отчаиваться — сотни людей, обратившихся взрослыми, побыли в стане Врага, исправились, и теперь они с нами. Все привычки подопечного, и душевные, и телесные, льют воду на нашу мельницу.

Один из великих наших союзников в нынешнее время — сама церковь. Пойми меня правильно. Я говорю не о той самой Церкви, которую мы видим объемлющей пространство и время, укорененной в вечности, грозной, как полки со знаменами. Это зрелище, признаюсь, способно устрашить самых смелых искусителей. Но, к счастью, та Церковь невидима для людей. Твой подопечный видит лишь недостроенное здание в псевдоготическом стиле на неприбранном строительном участке. Войдя же внутрь, он увидит местного бакалейщика с елейным выражением лица, а тот предложит ему лоснящуюся маленькую книжку, где записано содержание службы, которое никто толком не понимает, и еще книжечку в потертом переплете, содержащую искаженные тексты разных религиозных песнопений, в большинстве своем плохих и напечатанных к тому же мелким шрифтом. Когда он сядет на свое место и оглядится, он увидит как раз тех соседей, которых он избегал.

Тебе следует в полной мере их использовать. Пусть его мысли перескакивают со слов «Тело Мое» к лицам и обратно. При этом, конечно, никакого значения не имеет, что за люди сидят на скамейках. Ты, может быть, знаешь, что кто-то из них — великий воин в стане Врага. Неважно. Твой подопечный, слава нашему отцу, от природы глуп. Если только кто-то из них плохо поет, носит скрипучие сапоги, нелепо одет или отрастил двойной подбородок, твой подопечный легко поверит, что в религии этих смешных и нелепых людей должно быть что-то смешное и нелепое. Как ты знаешь, сейчас в голове подопечного обитает представление о «христианстве», которое он называет «духовным», но это сильно сказано. Его голова забита хитонами, сандалиями, доспехами, босыми ногами. Тот простой факт, что люди, окружающие его в церкви, одеты по-современному, стал для него (разумеется, бессознательно) настоящим камнем преткновения. Не давай этому камню выйти на поверхность и не позволяй подопечному спрашивать себя, какими же он желал бы видеть прихожан. Следи за тем, чтобы все его представления были посмутнее: потом в твоем распоряжении будет целая вечность, и ты сможешь развлекаться, наводя в нем ту особую ясность, которой отличается ад.

Максимально используй разочарование и упадок, которые неминуемо настигнут его в первые же недели по обращении. Враг попускает это разочарование на пороге каждого человеческого дела. Оно появляется, когда мальчик, зачарованный историей Одиссея, начинает учить греческий. Оно же появляется, когда влюбленные поженились и учатся жить вместе. Во всяком человеческом деле есть переход от мечтаний к действительности. Враг идет на риск, связанный с этим разочарованием, так как лелеет надежду, что эти отвратительные маленькие создания станут его свободными приверженцами и служителями. Он вечно называет их «сыны», с упорным пристрастием унижая весь духовный мир неестественной любовью к двуногим. Не желая лишать их свободы. Он отказывается силой вести их к целям, которые поставил перед ними. Он хочет, чтобы они «шли сами». Здесь-то и кроются наши возможности. Но помни, что здесь же скрыта и опасность для нас. Уж если они пройдут благополучно через период сухости, они будут меньше зависеть от своих эмоций и искушать их станет труднее.

До сих пор я писал тебе так, словно люди, сидящие на соседних скамьях, не дают никаких разумных поводов к разочарованию. Когда же твой подопечный знает, что дама в нелепой шляпке — страстная картежница, а человек в скрипучих сапогах — скряга и вымогатель, твоя задача много легче. Ты просто мешай ему думать: «Если я, такой, какой я есть, могу считать себя христианином, почему недостатки моих соседей по скамье доказывают, что их религия — просто лицемерие и привычка?» Ты спросишь, возможно ли, чтобы столь очевидная мысль миновала его? Возможно, дорогой Гнусик, вполне возможно! Обращайся с ним поразумнее, и это просто не придет ему в голову У него еще нет прочной связи с Врагом, а потому нет истинного смирения. Сколько бы он ни говорил о своей греховности, даже на коленях, все это — лепет попугая. В глубине души он ещё верит, что оказал большую честь нашему Врагу, когда обратился, и думает, что выказывает большое смирение, ходя в церковь вместе с ограниченными, скучными людьми. Удерживай его в таком состоянии как можно дольше.

Твой любящий дядя Баламут."

 

Аватар пользователя прима

Начал читать. Первые впечатления описывать не буду . Надо , как говориться , вникнуть. Пока для меня очевидно , что Синклер в чем-то перекликается с Никоновым, хотя у последнего , есть прекрасная  мысль о писателях. По мненияю Никонова , писатель отличается от читателя , тем , что умеет складно врать. С этим трудно поспорить. 

Но мне кажется, ты немного наивен, полагая, что аргументы смогут вырвать его из объятий Врага
 

А ведь могут.. И в истории даже современной , есть немало тому примеров. Взять хотя бы Гитлера . Разве не его аргументы , заставляли мирных немецких рабочих и крестьян , поджигать сараи забитыми людьми ,  или  загонять их в газовые камеры? 

Аватар пользователя zveroboi11nik

Прима/

...хотя у последнего , есть прекрасная мысль о писателях. По мненияю Никонова , писатель отличается от читателя , тем , что умеет складно врать. С этим трудно поспорить. 

С глупостью действительно трудно спорить, особенно с очевидной глупостью. Писатель совсем не враньем отличается от читателя, читатель не хуже писателя умеет складно врать. Более того читатель часто ищет того, кто ему бы складно соврал, подтвердив его собственную ложь, которой он оправдывает собственные поступки.

Взять хотя бы Гитлера . Разве не его аргументы , заставляли мирных немецких рабочих и крестьян , поджигать сараи забитыми людьми , или загонять их в газовые камеры? 

Нет конечно. Аргументами вообще невозможно заставить рабочих и крестьян поджигать сараи забитыми людьми. Скажите какие аргументы вам надо привести, чтобы вы подожгли сарай с людьми? 

Аватар пользователя прима

Скажите какие аргументы вам надо привести, чтобы вы подожгли сарай с людьми?

Ну тут вы немного не правильно ставите вопрос. Вы опять мне предлагаете , примерить "чужое пальто" . Меня , например, никакие аргументы не заставили поджечь сарай с людьми или что-то в этом духе. Даже если бы я знал, что в этом сарае сидят сплошь убийцы , насильники и педофилы.   Но ведь люди-то разные.. Ведь смог же  Гитлер ,продавив психику толпы , убедить ее в величии нации и ничтожности всего остального биологического мусора. Кто-то же зажигал печи Освенцима ?  

Но это конечно не главное . Это я так уцепился за то , что мне показалось сомнительным. То что вы так удачно разместили  текст  главы этой книги , аккурат после статьи "апгрейд обезьяны"  , лишний раз меня убеждает что вы обладаете стремительным мышлением и блестящим образованием.  Буду продолжать копаться с текстом. Сейчас продолжаю помогать админу править  код движка сайта . Однако работа идет к концу  и я смогу более внимательно ознакомиться с этим произведением , которое к собственному  стыду  , только сейчас начал осваивать. 
 

Аватар пользователя zveroboi11nik

Прима/

Вы опять мне предлагаете , примерить "чужое пальто" . Меня , например, никакие аргументы не заставили поджечь сарай с людьми или что-то в этом духе.

А я всегда предлагаю всё примерять на себя, а во ответ всегда слышу:

... я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь:... мирный немецкий рабочий или крестьянин.

Любой человек у которого не нарушена психика не станет поджигать сараи с людьми, только потому, что кто то ему привел какие то аргументы. Проблема здесь гораздо глубже, и истинная причина совсем не в аргументах. Аргументы здесь призваны лишь скрыть настоящую причину поведения этих людей.

Человек способен выдумывать сотни аргументов, или принимать уже выдуманные, лишь бы скрыть от общества и от себя истинные мотивы своего поступка.

...которое к собственному стыду , только сейчас начал осваивать. 

Ну это вы переборщили, стыдного здесь ничего нет. Человек просто физически не сможет даже за всю свою жизнь прочитать все нужные и полезные книги, не говоря уже о бесполезных.

Аватар пользователя прима

Любой человек у которого не нарушена психика

Вот тут вы правы. Собственно об этом я и говорил . Может просто не до конца точно , выразил мысль. Любой аргумент , рассчитывается на определенную аудиторию .   Чуть позже вам отвечу небольшой статьёй . Случай описанный в ней реальный. Как говориться - из жизни. 

Но вообще , обсуждая  Никонова и Льиса , мы с вами крутимся в потоках их сознания. Никонов , увлекательно описывает сингулярность , буквально апеллируя цифрами в жутких минус степенях , что бы доказать что Бога нет, и не доказывает этого, мало того, в конце главы , он предлагает подумать читателю самому. Тогда с какой собственно целью, он поднимает весь этот "сыр-бор "   - непонятно.   

Синклера я изучил еще не достаточно внимательно , но понятно одно - он заставляет читателя "познавать мир "оставаясь в рамках его жизненного опыта . Ведь согласитесь Баламут , все-таки не настоящий бес...
   

Аватар пользователя zveroboi11nik

Прима/

1) Да ничего Никонов не доказывает. Вся его книга собрана из широко известных идей невежественных атеистов высказываемых на каждом углу. Поэтому легко находит отклик среди этой публики. Каждый низкопробный атеист находит в ней свои мысли.

Настоящий грамотный атеист понимает, что доказать отсутствие Бога невозможно, хотя бы потому что Бог в некоторых религиях ТРАНСЦЕНДЕНТЕН. Бог не является частью этого мира.

Никонов журналист всю жизнь пытающийся на эпатаже построить собственное благополучие. Весь его сыр -бор это просто пиар и желание заработать. Они начинали с Быковым. Быкову повезло больше, Никонову меньше.

2) Почему вы Клайва Стейплза Лью́иса называете Синклером? 

3) Конечно Баламут это литературный персонаж. Но автор не из пальца высосал все его советы. Клайв Льюис прекрасно знал христианскую аскетику. Его задача состояла в том, чтобы перевернуть советы наоборот и приспособить их к современости.

Аватар пользователя прима

Почему вы Клайва Стейплза Лью́иса называете Синклером

Это реальное переутомление :) Вот главное пишу , сам понимаю что что-то не то а продолжаю. Мозговая опечатка , прошу прощения :)

Аватар пользователя прима

Вообще , не понятно , как этим произведением старина Льюис намеревался поднять боевой дух. Надо полагать , что в те времена в армии служили люди , как минимум с законченным средним образованием.  Вещь конечно сложная и мне прежде чем высказать свое "противоположное" мнение , надо несколько укрепиться первоисточником :)

Сегодня закончил усовершенствование дом. компьютера.  Так что пребывание в зоне "дилетанта" станет более частым и стабильным.

Аватар пользователя zveroboi11nik

Прима/

Суть книги не в поднятии боевого духа, война здесь просто фон, на котором рисуется борьба со страстями. Эта книга об христианской аскетике. Впрочем она полезна и атеисту воспитанном на христианских ценностях.

Оригинальность в том, что советы даются от лица беса искусителя, который учит своего племянника доводить своих подопечных до нужной кондиции.

Действительно книга подразумевает у читателя наличие элементарного интеллекта. 

Книга небольшая, читается на одном дыхании, но благодаря точности советов, размышлять над книгой и возвращаться к ней можно довольно долго.

Аватар пользователя hymnazix

Ув. Зверобой наверное намекает , что Никонов сродни старшему бесу ?