Новые похождения Штирлица

Для меня  Штирлиц самый  обаятельный  и привлекательный  образ в  советском кино. Даже  больше  чем Чапаев, хотя старый фильм  о  Чапаеве тоже шедевр.  Но  в  17  мгновениях весны   сошлось  такое  количество  ярких личностей. Такое  созвездие  талантов, начиная  с  Юлиана Семенова,  Тихонова,  Лиозновой,  Броневого,  Плятта, Евстигнеева,  Табакова,  всех  не перечислишь.   Улицы  и площади пустели, грабители и воры  брали тайм аут.  Все  хотели  видеть продолжение.

Поэтому  я решил поставить  Штирлица  в  современные  обстоятельства  и  сделать журналистом  - международником  с   авантюрным  уклоном   и  не   очень   зажиточным.

Новые  похождения  Штирлица.

 

 

Штирлиц  слушал  Путина. 

Его   речь воодушевляла,  возбуждало чувство гордости  за  успехи  ВПК, настраивала на оптимистический  лад.

В ней  сквозила  неприкрытая ирония,  подтрунивание над  попытками Запада  изолировать великую и могучую  Россию, сделать из нее региональную  державу.

Все,  что они могли  в  порыве  злости – выкинуть  Россию  из  восьмерки.

И  тупые угрозы санкциями, что  позволяет нам  сосредоточиться  на импортозамещении.

Сейчас  машут токсичными  списками. 

Ушлые  ребята  и забавные. В  детстве, похоже,  не наигрались.  

Ирония  Путина   во время   выступления   местами переходила  в   ехидство,  скрашиваемое юмором, свойственным  российскому  президенту.

Не съесть  им  нас, не съесть -  подумал Штирлиц.  Подавятся.

Им  еще  до  нас тянуться  и  тянуться.

Президент  правильно отметил, что  если  и  догонят  когда – нибудь, то мы  еще  что – нибудь  придумаем. 

Наши  ребята  самые  изобретательные.

А отставание  в  технологиях  это миф.  Мы им  сознательно  это внушаем, чтобы  расслабились.  Играем,  как кошка с мышкой.

Рейган  что – то  вякал  про  звездные  войны.

Пока  он  вякал  наши  мастрячили.  Естественно  в  режиме  строжайшей секретности.  Болтун   находка   для  шпиона.  Это мы  внушили себе  жестко.  И  твердо следовали данному курсу. Болтунов  и   изменников  выявляли и…… Дальнейшее понятно. Арест, тюрьма, приговор, срок.

Кто  -  то  заявит, что  нам показали мультики.  А на деле ничего  такого  нет. Есть.  Можете трекать, что хотите. Скрывать испуг за усмешками. Строить гримасы. Плевать. Все равно  вы страшно напуганы, как  бы  не  скрывали.

В  душу внезапно  закралась  тревога, а не рано ли рассекретили  военные   достижения.  Не рано. В  самый  раз.  Пусть  почешут  репы.  Тормознут. Европу  надо  отрывать  от  США  с  их дырявым зонтиком  и  требованием  отстегивать  не  менее  двух  процентов  в  год  из  бюджетов.

Европа  подумывает о создании своих вооруженных сил. В  союзе с Россией  она может вернуть себе независимость. В союзе  с  Россией она может обрести  подлинный  суверенитет, который  во многом утратила после вступления в силу плана Маршалла  и создания  НАТО.

Надо работать  с  Меркель – подумал  Штирлиц.  Сменит курс Германия, за ней потянутся  другие. Очень перспективна  Италия.  Со времен   Берлускони.    Польша с Украиной  будут  мутить, хотя уже перегрызлись между собой.  Форса много, достижений ноль.

Лед тронулся – подумал  Штирлиц  и решил вздремнуть, сидя  в  кресле.

Он  был  доволен.  Голова  свесилась  на  грудь. Руки повисли вдоль туловища.  Дыхание было ровным и спокойным. Пульс  ритмичным.     

 

Госпожа   Поклонская

Поклонской  не  спалось.
Депутатство в Госдуме ее не прикалывало.
В Крыму она была звездой.
Любое шевеление пальчиком тут же приводило в действие механизмы прокурорской власти.
Ни один взмах ресниц не оставался незамеченным.
Она чувствовала, что вознеслась.
В Думе она сидела, как овца, слушала всякий бред и жала на кнопку.
От наплывающей тоски хотелось сбежать в близлежащую ресторацию и замахнуть вискаря.
- Надо посоветоваться со Штирлицем - подумала она.
Штирлиц не замедлил явиться.
- Мне скучно - пожаловалась Поклонская – придумай что - нибудь.
- Есть один проект - ответил Штирлиц - надо организовать компашку против демонстрации фильма «Матильда» режиссера Учителя. У Николая  Второго не могло быть внебрачных связей. Можно развить  бурную деятельность  и  наши патриоты будут тебе благодарны.
- И то правда - подумала Поклонская.

 На выходе Штирлица ждал Учитель.

Он горячо пожал Штирлицу руку и сказал

 - Я все слышал, Поклонская проглотила наживку, теперь пиар фильму обеспечен

 

 Знакомьтесь, Порошенко. 

Порошенко сидел на персональном золотом унитазе в персональном президентском туалете

Унитаз был доставлен секретным образом из Японии, которая дальше всех продвинулась в технологии освобождения человечества от экскрементов.
У него был тяжелейший запор, а вызывать врачей он не хотел, потом распустят языки и разнесут сплетни по всему миру.
Запор был вызван раздумьями о судьбах Украины и личных перспективах.
- Задрючило это бабье.
- С одной стороны поджимала баба с косой, карабкающаяся к власти, цепляясь и падая и снова поднимаясь.
- С другой стороны летчица - налетчица, активистка – рецидивистка, то ли агент Кремля, то ли больная на всю голову. 
Честолюбие и амбиции хлестали из них фонтанами.
- Где найти противоядие - думал Порошенко.
- А ты выдвини Саакашвили, он им быстро рога обломает - раздался голос Штирлица.
От неожиданности Порошенко дриснул.
- С облегчением - поздравил его Штирлиц.
- Как ты сюда попал - спросил Порошенко.
- Нет таких замков, через которые я бы не прошел - ответил Штирлиц.
- Я недавно лишил Мишаню гражданства - сказал Порошенко.
- Ну и зря - ответил Штирлиц – вы нуждаетесь друг в друге.
Порошенко задумался.

 

Красная  Шапочка

Красная Шапочка задумчиво шла по лесу.
Она несла пирожки для бабушки.
В  воздухе  пахло   грозой.

Навстречу ей выдвинулся Штирлиц.

Он   был в непромокаемом  плаще.
- А ты не подумала – сказал он, что бабушку мог съесть Серый Волк.
- Ну и что – ответила она - Серый Волк тоже любит пирожки.
- Вот дура,   как   будто   с дуба   рухнула  - подумал Штирлиц – такая же, как   западная левая либерастия,  носящаяся  со своей  толерантностью  и мультикультурализмом. Дождется, что Волк и ее схавает.

- Откуда он  взялся  учить меня   жить – подумала  Красная    Шапочка -  инструктор недоделанный.
За спиной   Штирлица    неодобрительно, осуждая Красную Шапочку, шумел лес.

 

Штирлиц  и  Меркель 

Штирлиц мелкими глотками поглощал шнапс в кабинете Ангелы.
Старая комсомолка смотрела на него сквозь полуприкрытые веки.
- Какого хрена он приперся - подумала она.
- Какого хрена я делаю здесь - подумал он.
- Отчего так душно? Не работает мазган, наверно израильтяне ставили - догадался он
Каким - то. особым телепатическим чутьем Ангела поняла о чем он думает и послала ему ответ:

- Я не люблю прохладу, боюсь простуды.
Штирлицу все было по барабану, он расслаблялся, не торопясь.
- Видимо, засланец от Трампа. Странный парень этот Трамп. То бабло на ракеты вымогает, то Северный Поток срывает. С Обамкой было проще - подумала она.
- А пошла она - подумал Штирлиц, брякнул бокалом об стол и вышел.

 

Штирлиц  и Трамп.                                         

Штирлиц  пил  холодный чай в кабинете Трампа.

Лицо Трампа выдавало растерянность, руки тряслись, как у гэкачепистов в 91 – ом.
Вот и Паркинсон приближается, подумал Дональд, черт его подери.
Мозг сверила мысль - подписывать, не подписывать.
- Безнадега, все равно суки примут.
- У них цель рассорить меня с Москвой.
- А потом меня и обвинят.
- Республиканцы твари, совсем наглость потеряли, отдали меня на заклание, целуются с демократами взасос.
Штирлиц устал ждать.
- Подписывай Дональд, ты нам пригодишься для более важных дел, а этот пустячок Россия переживет, не татаро - монгольское иго в конце концов.
Дональд поднял авторучку.
-  Только бы не поставить кляксу - подумал он.

 

Штирлиц  и Макрон. 

Штирлиц сидел в кабинете Макрона и дул «Дон Периньон»
В кабинет внезапно впорхнула молодящаяся старушенция с голыми коленками.
Она шептала что – то на ухо хозяину страны.
- А манеры то не очень - подумал Штирлиц - но целлюлита нет и то хорошо.
Когда мадам соизволила удалиться, не выразив гостю должного почтения, он решил спросить:
- Как думаешь бороться с террористами, пол страны залили кровью, а ты не чухаешься. 
Макрон взял глубокомысленную паузу, потом сказал:
А можно ли бороться с грозой, молнией, тайфуном, смерчем?
- Ишь куда его занесло - подумал Штирлиц, а вслух сказал:
- Тайфуны, смерчи оставь американцам, а вот с двуногими существами с дефектами развития надо разбираться.
Макрон насупился.
- Он думал, что я его по шерсти буду гладить – подумал Штирлиц.
- Французы опять ошиблись в выборе - промелькнуло в его слегка одурманенном сознании - и с этой мыслью он покинул кабинет.

 

Штирлиц  на  телевидении.

Часть первая

У   Штирлица  кончились  деньги.

Желудок проявлял признаки  волнения.

Закидываемая  туда время от времени  еда не соответствовала  его  чаяниям  и  гастрономическому  вкусу

Он  призывал хозяина  поторопиться,  не доводя  дело  до резей  в  животе.

Надо  было  что - то предпринять, на кого – то выйти, кому – то  понравиться.

Для  роли  жиголо,  плейбоя,  альфонса  Штирлиц  был староват,  слегка плешив и сгорблен.

От  вызванной  недоеданием   худобы  его  ключицы  выпирали  наружу.

Но он не терял надежды  выкрутиться.

Внезапно  его  осенило:

-  Не  может быть, чтобы  все  эти  затрапезные,  орущие,   заграничные  хари  типа   Майкла   Бома,  Оуэна,  Якуба  и  эти   доморощенные   комики, такие, как  Надеждин,  Станкевич  и  компания  выступали   за просто  так,  на  халяву.  За  этим  кроется бабло – решил  Штирлиц  и уверенно  двинулся в сторону  резиденции  Константина  Эрнста.

-  Наверняка  у  них туго   с  немчурой, кроме   Рара  никого  нет – подумал  он -   я  буду им  полезен.

 

Штирлиц   на  телевидении

Часть  вторая

В  кабинете  Эрнста  было  шумно.

Телевизионщики громко  спорили, жестикулировали,  входили и выходили.

Штирлиц   ждал, когда  компания уймется  и  рассосется по рабочим местам.

Он представился  и  его приняли.

Когда он предложил себя  на ток – шоу  первого  канала  в качестве   журналиста  из  Германии    Константин задумался.

-  Вам   же нужна оплата  - спросил он.

-   Да,  я рассчитываю на вознаграждение  -  ответил  Штирлиц.

Его  взгляд  был  тверд, выражение  лица отражало спокойствие  и  безмятежность. 

-  Все  почему – то думают, что мы  купаемся  в деньгах, а  это далеко не  так – заявил  Эрнст.

 -   К настоящему моменту  не осталось ни одной вакансии, все горлопаны собраны, ставки установлены, смета  утверждена, извините  - добавил  он.

-  Ну что ж,   двину  к Добродееву  -  подумал Штирлиц  и поднялся  со стула, не прощаясь. 

 

Штирлиц  на   телевидении

Часть  третья

На  российском телевидении  царила суета.

Около кассы  толпился народ  с радостным  оживлением  на примелькавшихся лицах.

Предвкушали выдачу  зарплат.

Никто  ни с кем не ругался.

Американцы, британцы, поляки, украинцы  разве что не  братались  между собой, но единение  и воодушевление  ощущалось.

Рубль  служил мощным  объединяющим   фактором.

Трения и споры были оставлены  за порогом помещения  кассы.

Касса  была святым местом.

Здесь разрабатывались планы  прочистки голосовых связок  и  дегустации  различных блюд мира.

-  Где предвкушение там  и искушение  -  подумал  Штирлиц.

Каждый  из вошедших в благословенное  место приходил в игривое  расположение  духа и мысленно  заказывал себе красотку,  которую  будет сжимать в объятьях  после  обильных  возлияний.

Жизнь продолжалась и  в  ней  всегда  находилось  место  для  удовольствий.

Да и сама  трепология   на ток – шоу  тоже не  была лишена смысла  и  спортивного  азарта.

Вставить собеседнику, показать  высоты  своего  изощренного  ума,  широту фантазии -  все  это   доставляло  истинное  удовлетворение.

Но  Добродеева  на месте не  было  и  Штирлиц  понял, что он  чужой  на  этом  празднике  жизни.

 

Секретное  задание

Штирлиц получил секретное государственное задание чрезвычайной важности встретиться с Маккейном.
Информация к размышлению
Из досье на главу комитета по Вооруженным Силам Сената США
Джон Сидней Маккейн 1936 года рождения.
Дед и отец адмиралы. Характер атлантический, стойкий.
Бывший пилот палубной авиации Вооруженных Сил США.
Был сбит над Ханоем. С множественными переломами попал в плен.
Подвергался пыткам. На допросах молчал, никого не назвал.
От встреч с американскими противниками вьетнамской войны отказывался. Находился в плену пять с половиной лет.
Дважды женат. Публичный политик.
Дважды выдвигался от республиканской партии в Президенты США.
В 2000 году проиграл праймериз Джорджу Бушу младшему.
В 2008 году проиграл выборы Бараку Хусейновичу Обаме.
В том же году обращался в постоянное представительство России при ООН с просьбой о оказании ему финансовой помощи в период предвыборной компании.
Получил отказ. Сослался на ошибочность этого обращения.
Ярый противник Кремля, Путина и Лаврова.
Такой же ярый противник Трампа. Болен раком мозга.
Сторонник предоставления Украине вооружений для борьбы с сепаратистами и Москвой.
Сторонник усиления экономических санкций против России.
- Крепкий орешек - подумал Штирлиц - твердолобый, как все вояки.
- Надо будет начать издалека, расположить к себе, не давать повод нагнетать истерику с первых минут - промелькнуло в голове Штирлица. 
 

Встреча началась.
- Здравствуйте мистер Маккейн.
- Здравствуйте мистер Штирлиц.
- Как ваше здоровье мистер Маккейн, слышал о ваших проблемах
- Еще бы, весь Кремль с затаенным дыханием ждет сообщений о том, что я сыграл в ящик. Я настроен более оптимистично. Не дождетесь, господа большевички – оборотни. Мой отдел мозга, отвечающий за политическую аналитику, в полном порядке.
- Немного же ему надо, чтобы сорваться с катушек - подумал Штирлиц.
 

- Вы бы так не возбуждались мистер Маккейн, мой вопрос - дань вежливости, не более того, без подвоха.
- Вспомните о славном прошлом наших великих стран, как мы сражались с фашизмом, как встретились на берегах Эльбы.
- О да, что было, то было - оживился Маккейн, но тут же погас.
- К сожалению, железный занавес развел нас очень быстро.
- Ну почему, вспомните фестиваль молодежи 57 года, Поля Робсона, Дина Рида.
- Рид объелся вашего социализма и сбежал в ГДР, где и встретил смерть при непроясненных в полной мере обстоятельствах.
- Кажется, мы отклонились мистер Маккейн, в конце концов развал СССР вы восприняли, как победу в холодной войне, что же вы не остановились, а начали разевать рот на осколки бывшего соц. лагеря.
- Эти страны сами попросились в наши объятия, они воспринимали западные ценности, как свои. Они не верили в долгосрочность перемен, они хотели гарантий.
- Но вы не удовольствовались и этим, вам захотелось втянуть в свои сети Украину – братский россиянам народ.
- Украинский народ сам сделал свой выбор
- Вы начали говорить штампованными декларациями мистер Маккейн, по моему, уровень вашего собеседника не настолько низок или я неправ?
- Я говорю, как думаю, я прежде всего солдат, а уж потом политик.
 

- Выбор сделала не Украина, выбор сделала кучка оголтелых националистов, у которых в героях Бандера, Шухевич и прочие желто - блакитные фашисты. А вы им помогли с этим противоестественным выбором. Результат налицо, братоубийственная война, разруха, уровень коррупции зашкаливает, Порошенко почти не просыхает, страна под угрозой распада, факельные шествия, Гитлер аплодирует из ада. Вы такую жизнь планировали для Украины?
- Украина к вам не вернется, не надейтесь. Вы нарушили меморандум 94 года. Территориальные конфликты тлеют веками. А в Донбассе и Луганске ваша техника и ваши воинские части.
- Может назовете номера частей, места их дислокации? 
- Не валяйте ваньку мистер Штирлиц, все и так ясно.
 

- Вам всегда все предельно ясно только эту ясность вы высасываете из пальца. Как Пауэлл в свое время показывал миру хим. оружие Саддама Хуссейна. Что касается нарушения Меморандума 94. Народ Крыма тоже сделал свой выбор. Он не захотел, чтобы его сжигали заживо, как в Одессе и чтобы в Севастополе стояли американские линкоры. Вам также ясно, что Трамп российский агент под прикрытием своего президентского статуса, поэтому вы его обложили, как волка красными флажками двойной цепью конгрессменов из демократов и республиканцев.
- Это называется подлинной демократией мистер Штирлиц. 
- Странное у вас понятие о демократии мистер Маккейн. У избранного народом Президента, имевшего четкое намерение организовать совместно с Россией общий фронт борьбы с международным терроризмом, обрезают президентские полномочия, навязывают новые санкции, попутно нарушая суверенитет европейских стран. Система сдержек и противовесов по маккейновски.
- С вами невозможно дискутировать мистер Штирлиц. Мозги промыты кремлевской пропагандой.
 

- При всем масштабе вашей личности вы дважды проиграли, один раз не самому большому интеллектуалу Бушу, второй раз левому демагогу из мусульманского лагеря Обаме. И наконец, когда американский народ выбрал правильного человека Трампа вам захотелось получить вместо него рафинированную, больную и злую куклу Хиллари и вы совместили ненависть к России с ненавистью к Трампу и решили забросать Украину оружием, чтобы Порошенко развязал полноценную войну со своими регионами. Подумайте, это ли нужно сейчас Америке.
Маккейн сверкнул глазами и вышел.
Политик из него, как из меня балерина, мозги отшибли еще во вьетнамском плену - подумал с горечью Штирлиц – иметь с ним дело невозможно.
По большему счету впервые в жизни Штирлиц провалил свою миссию. Взаимопонимания достичь не удалось.

 

Сны   Штирлица

Штирлицу  снился  сон.

Он спускался  на парашюте  на  землю Северной  Кореи.

Прыжок был затяжным

В ушах звенели последние  инструкции  Дональда Трампа  вперемешку со свистом  ветра.

Он  дернул,  парашют раскрылся, земля  приближалась  с угрожающей скоростью.

В  воздухе трассировали пули.

-  Засекли  собачники -  подумал   Штирлиц

В Корее  его  ждал американский  агент, который  должен был отключить  компьютерную  систему  Вооруженных   Сил   КНДР,  получив  условный  сигнал  через  Штирлица.

Высокие  камыши обеспечили  Штирлицу  мягкое приземление.

Однако отрывистые  голоса  военных  Северной  Кореи слышались  все ближе.

Встреча  с американским  агентом  при таких обстоятельствах  состояться   не могла.

Надо было пускать в  действие  план  «Б»

Штирлиц   нажал на  кнопку  ручного  бура  и стал   зарываться  в  землю.

-  Хрен  вы меня  достанете  с вашим  доблестным  хуч  хе  -  подумал он.

Перед  глазами   возник плакат  с красными  буквами, сияющими  на солнце – ГУАМ.    Буквы  сочились кровью.

Стало  невообразимо  трудно дышать,  грудь издавала хрипы,  он задыхался.

Продрав  глаза он  понял, что  у  него  случилась остановка  дыхания.

Паническая  атака  вызвала обильное  потоотделение.

-  Что только не  приснится – подумал он  и  рванул  в душ.

 

Визит  Андижаковой

Штирлиц скучал.
Мир бредил, а он участвовать в этом не хотел.
По всему шарику развернулась война с памятниками. 
Докатилось и до США. 
- Шарлоттсвилль - буйный городок, без стопаря и не выговоришь - подумал он. 
- Памятники памятниками, но зачем людей давить – проскочила простая мысль. 
У него дома всеобщий переполох вызвало задержание режиссера Серебренникова, у которого последние театральные и кино проекты строились, в основном, на проблемах секс. меньшинств.  Беготня  по сцене  с пенисами  наперевес,  сходка трансвеститов   в  Булонском лесу,  педофильская  тематика   -   чего только  не рождалось  в  голове   Кирилла. С  личности  Нуреева  он перешел на  Виктора Цоя  и тоже готовил какую – то похабщину.  Это  увеличивало   популярность  и давало  хорошие сборы. 
- Видимо поэтому столько шумихи - решил он – гомики  и педофилы цепкие ребята и терпеть не могут, когда из  их среды кого – то выдергивают.
На политического оппозиционера, создающего помехи власти, Серебренников не смахивал.
 

Внезапно раздался звонок.
Звонила народная артистка Лиля Андижакова.
Он был польщен.
Служители Мельпомены им уже давно не интересовались.
Извинившись, она предложила встретиться.
Он не возражал. 
Интересоваться  откуда ей известен его номер телефона не хотелось. 
- Вы знаете – сказала она – Кирюшу схватили, прямо со съемок утащили.
- Какого Кирюшу - Штирлиц сделал вид, что не знает о ком разговор.
- Серебренникова, режиссера из Гоголь - центра – ответила она.
- Сегодня Гоголь, а завтра моголь - неудачно съюморил Штирлиц.
- Какие уж тут шуточки – всплеснула руками   Лиля – упекут ведь, сгубят талант. А он один такой на всю страну, не режиссер - глыба. 
- А я тут каким местом - поинтересовался Штирлиц.
- Так у вас связи, заслуги, почет, авторитет, вас везде примут и выслушают.
- Увы - заскромничал он - эти времена давно канули в лету.
- Ну помогите, я вас умоляю - пришепетывала Андижакова.
- Ладно, из уважения к вам, попробую - ответил Штирлиц – но никаких гарантий.
На самом деле  Штирлиц  не собирался шевельнуть даже пальцем.
Кому  этот  Кирюша  нужен в кутузке, чтобы слушать вопли мировой общественности - подумал Штирлиц – да и заступников сейчас налетит, как воронья.
С этой мыслью он направился на кухню утолять внезапно пробудившийся голод.

 

Сны Штирлица

Штирлиц полз вдоль колючего ограждения из проволоки.
Корейская земля встретила его неприветливо.
Колючая трава лезла в нос, глаза и уши и чтобы не нарушить режим тишины он прикрывал носоротовую полость ладонью.
Это отвлекало и мешало движенью.
Он сам не до конца понимал зачем ему это надо.
- Долг? Свои долги перед СССР он давно отработал.
- Да и где он, СССР?
- Сгинул после прихода к власти меченого идеалиста с меткой дьявола на лбу.
- И как только мог искушенный в делах Андропов не разглядеть в рядах высшего эшелона партии, члены которого претендовали на корону генсека, такое подхалимское ЧМО, который, едва дорвавшись до власти, начал реформировать нереформируемое и притом не с того конца. 
- И заискивать перед Западом, раскрывая все свои секреты, предавая сателлитов и отдавая за бесценок стратегическое преимущество и военные базы.
- Даже увещевания Маргарет Тэтчер не делать из Германии монстра на него не действовали.
- Да, торговаться они с грузином абсолютно не умели и не хотели.
- Вот он договорился с Дональдом о полном пансионе, доме в Майями и прочих старческих утехах в случае выполнения задания в Северной Корее.
- А что делать, когда свои отвернулись?
- Впрочем это было типично для России.
- Лезут в собиборовский проект, тянут на поляков, а героя восстания - Александра Печерского при жизни ни во что не ставили. 
 

Лучи прожекторов скользили по траве, но он находился в мертвой зоне.
Внезапно перед ним открылся плац с тремя полосами препятствий.
Три отряда солдат вели жесткое соревнование за победу.
Приглядевшись он понял, что это были солдаты трех армий: северокорейской, китайской и иранской. 
В знаках различия он знал толк.
Это было зрелище из зрелищ.
Внезапно он почувствовал тяжесть подошвы на своем затылке.
Чья - то сильная нога вдавила его голову в землю так, что хрустнули шейные позвонки.
В ноздри забилась земля.
Сердце стучало скачками, как раненая антилопа.
Дыхание стало свистящим и прерывистым.
Воздух выходил из него, как из дырявого баяна.
Он проснулся.
- Еще один такой сон и я отчалю в неведомые дали - подумал Штирлиц