Грусть осенняя…

Этюд

В каждое время года рвутся на волю свои, соответствующие эту времени стихи

Вот лето жаркое. Оно ведь было только вчера, оно шествовало по полям, освещало ярким солнечным светом леса и перелески, и хотелось кричать во весь голос:

 

Хотилово

 

Раньше солнышка нынче встану я,

Оборвав нити сна тонкие,

На рассвете заря алая.

Ей поют птицы песни звонкие.

 

А в траве земляники спелые,

А в полях васильки синие,

На опушках берёзы белые     

Разговаривают с осинами.        

 

Окунусь я в луга росные,   

Ароматной напьюсь стихией,

Ивы тянутся к речке косами,

И всё это зовут Россией.

 

А глаза её родниковые

Смотрят нежно на небо ясное,

И в мечтах уплываю снова я

В дни ушедшие, дни прекрасные.

 

Вспомню девичьи очи нежные,

Я любил их с такою силой,

Как леса и поля безбрежные,

Как всё то, что зовут Россией.

 

Пусть сверкают луга росные,

Наполняется сердце силою!

Не разрушить любовь грозами,

Если будет со мной милая!

 

 Конечно, можно вспомнить детство, юность, можно вспомнить края, где бывал не однажды. Но сегодня, на пороге осени, мне почему то вспомнился край, где провёл я годы офицерской молодости, где и произошло то, что называют становлением офицера, и не просто офицера, а командира.

 Этот край – Куженкино, далёкое Куженкино, утопающее в бескрайних Валдайских лесах, окружённое синими рукавами рек и, как точно сказано в известно песне, «голубыми глазами озёр».

Прекрасны там все времена года. Но особенно неповторима осень. И первые шаги службы в Куженкинском гарнизоне пришлись как раз на осень, точнее на ту удивительную пору, когда лето сменяется постепенно развёртывающей своё наступление осенью

 

Шлино

 

Уже рябины пламенеют,

И осень дышит на листву,

Уже луга прохладой веют,

Туманы стелются в лесу.

 

Уж паутинки безмятежно                                                      

Над полем скошенным летят,

И первые румяна нежно

Сквозь зелень сочную глядят.

 

Припев:

Да, всё уходит постепенно,

Всё исчезает, не спеша,

И лишь нетленна в мире тленном

Высоких помыслов душа.

 

Лес в зеркале озёр стирает

Свой пропылившийся наряд,

Ещё пока не примеряя

Всецветье солнечных наград.

 

Но осень тихо наступает,

Сменяя лето на посту,

И жизнь в природе замирает,

Оставив вечности мечту.

 

Да, всё уходит постепенно,

Всё исчезает, не спеша,

И лишь нетленна в мире тленном,

Высоких помыслов душа!

 

      И первые пламенеющие рябины, и первая желтизна на берёзках, что вытянулись в рядок близ здания роты, которой довелось мне командовать в течение четырёх лет. Но именно первая осень в волшебном краю лесов и озёр теперь, спустя годы, кажется особенно неповторимой.

 

Речка Шлинка малая

 Я вступил в командование ротой в августе. Лето было на излёте, и осень незримо присутствовала вокруг, она словно предупреждала о своём скором приходе, быть может, даже торопила.

 По календарю наступила осень. Но было по-летнему тепло. Долго, очень долго не чувствовалось прихода осени с её ненастьем, с её холодными дождями. Лес одевался в своё золотистый наряд, но нет-нет да встречались то там, то здесь нетронутые дыханием осени берёзки. Посмотришь на них, и может показаться, что вернулось лето, и ты с этими берёзками возвращаешься в необычное лето, которое оставило столько впечатлений и оказало особое влияние на судьбу.

 А между тем, лето ещё боролось, хотя по утрам уже туман всё гуще собирался в пойме реки, клубился над водой, тянулся по отлогим берегам к лесу, и вот уже лес утопал по колено в молочно-белой пелене.

Но разгорался день, и продолжалась борьба.

 И пусть солнце не поднималось уже на небесный свод так высоко, как прежде, оно всё же посылало, оно упрямо изливало на землю по-летнему, быть может, последние тёплые лучи.

 И вот уже медленно истаивал туман, да так и не истаяв вовсе, обращался в сизую полупрозрачную дымку, чем-то похожую на летнее марево, но уже холодную, более прозрачную, придающую и лесу, и коробкам домов на центральной улице посёлка, и уже потемневшему лекалу реки особый, печальный, увы, осенний вид.

 Власть осени неизбежна, а ток времени жесток и безжалостен. Но в этом токе времени есть и свои позитивные моменты. Осень не вечна. В осени всегда есть немного грусти, но эта грусть осенняя, особенная грусть. Она нежна, она красива, потому что она временна…

 

Когда играет грусть осенняя

На струнах трепетной души,

И ворожит, как плачь Есенина,

Ей покоряться не спеши.

 

И не спеши проститься с чувствами,

Не убивай своей мечты,

И не плети венок искусственный

Из опадающей листвы.

 

Ведь всё, что кажется печально,

Падёт под пологом зимы,

Когда она фатой венчальной

Поля оденет и холмы,

 

Когда украсит платье снежное

Дубравы, рощи и леса,

И не палящее, а нежное

Согреет солнце Небеса.

 

А под студёными покровами,

Где бродят сказочные сны,

Томясь холодными оковами,

Созреют паводки весны.

 

Пусть будет светлой грусть осенняя –

Не бесконечен плен зимы,

И снова зеленью весеннею

Нас встретят долы и холмы.

 

Вновь заиграют чувства нежные

На струнах любящей души,

И будут замыслы мятежные

Хмельную голову кружить.

 

 

 

--
Николай Шахмагонов

 


Аватар пользователя Богатырева Елена

Этюд, действительно, осенний и от этого немного грустный. Слова автора и мне напомнили необыкновенную природу этих мест. А за короткой осенью туда приходит бесконечно длинная зима...

Спасибо, Леночка!

 Действительно, края необыкновенные!

Вы вдохновляете на то что б, когда зима придёт, вспомнить зиму, пусть бесконечно длинную, но по-своему красивую.

Аватар пользователя ирина николаенко

Замечательный этюд. Мое детство прошло примерно в таких местах, поэтому о чем идет речь- понимаю. Хоть и коротко , но очень красиво. Как будто  побывала в Куженкино. 

Большое спасибо, Ирина!
Попробую и о поздней осени написать.
Вот ведь интересно. Что такое 4 года из всей службы? А как памятны!
И природа. И люди. И вообще весь уклад гарнизонной, но по-хорошему гарнизонной жизни.

Аватар пользователя admin

Четыре года , в человеческой жизни , огромный срок. А четыре года  воинской службы , можно вполне считать за восемь :)

Да, пожалуй, так. Особенно в 417 омср.
А вот сейчас бы в те времена вернулся, не задумываясь...