Что было бы , если б декабристы жили в Англии

«Вас живыми вынут из петли, вам вырвут внутренности и сожгут перед вашими глазами…»

Мы  рассказали о жестокости Петра Первого. Но она в России не прижилась. Не та страна. Вот и не прижилась.

        Хочу привести пример тому.

        Все хорошо знают историю декабристов. Они были после революции героями, после перестройки стали героями не очень.

Масон Сперанский настаивал на жестокостях. Вот свидетельство Н.Д. Шильдера. Николай Дмитриевич Шильдер – известный биограф русских царей. Он писал:

       «2 июля 1826 года суд избрал трёх членов для составления всеподданнейшего доклада, а именно: от Государственного Совета – Сперанского, от Сената – Козодаева, и из числа прочих лиц – генерал-адъютанта Бороздина. После обсуждения доклада в нескольких заседаниях он был подписан членами суда 9 июля и представлен Государю. Суд решил четвертовать пять человек, поставленных вне прочих принятых им одиннадцати разрядов, а именно: Павла Пестеля, Кондратия Рылеева, Сергея Муравьёва-Апостола, Михаила Бестужева-Рюмина и Петра Каховского, а затем предать смертной казни отсечением головы 31 человека, а прочих виновных послать в вечную каторгу и подвергнуть иным наказаниям, соответственно степени их вины».

       Пять человек четвертовать! Тридцати одному отрубить головы! Первоначально казнить Сперанский хотел более ста декабристов. И в первых рядах тех, кто знал о его роли в бунте. Чтоб не выдали.

       Его участие доказано. Историк Д.И. Завалишин писал, что декабристы заранее предлагали Сперанскому войти в состав Временного правительства. А тот ответил: «С ума вы сошли! Разве делают такие предложения преждевременно? Одержите верх, тогда все будут на вашей стороне!»

      Завалишин – сам декабрист. Признал!

        В.Ф. Иванов в книге «Русская интеллигенция и масонств от Петра I до наших дней» писал:

        «Общество намеревалось предложить во временное правление Мордвинова, Сперанского и Ермолова, которые и должны были разработать проект конституции по образцу просвещённых европейских государств. Масоны государственный мятеж представили Государю в невинном смысле, что бунтовщики – это заблудшие, которые не знали, что творили».

       Император был очень милостив. Юнкера лейб-гвардии Конного полка, князя Суворова, внука великого полководца, он исключил из числа осуждённых. Император сказал, что внук великого Суворова не может изменить своему Государю.

       Помиловал и поручика Коновницына, сына героя Отечественной войны 1812 года. Его Николай Первый отправил к матери, «чтобы она его высекла».

        Декабристы в признаниях и показаниях друг на друга бежали наперегонки.

       Рылеев и Трубецкой сразу же открыли планы Северного и Южного обществ.

       Храбро отстаивали свои ложные убеждения только Пущин, Якушкин, Борисов, Муравьёв. Всё! Более храбрых не было.

       Царь положил перед Трубецким манифест, подписанный его рукой. Трубецкой упал на колени и стал умолять простить.

       Каховский, который убил Милорадовича и пытался стрелять в великого князя Михаила Павловича, клялся, что обожает Императора.

      Николай ответил: «А ведь всех нас зарезать хотели».

      Сын «сибирского злодея» Пестель боялся писать царю. Написал генералу Левашёву: «Все узы и планы, которые связывали меня с тайным обществом, разорваны навсегда… Я прошу лишь пощады».

      Ишь ты каков. Он же придумал и нарисовал чертёж «экономической виселицы» для Царской семьи. Он предлагал повесить на мачте сперва царя. К его ногам привязать верёвки, и на них повесить императрицу и цесаревича. А к их ногам опять верёвки. И всех детей и близких родственников тоже повесить так вот.

      А декабристы Одоевский и Муравьёв подличали. Сами обманом вывели солдат на бунт. А потом составили списки этих солдат. Так что солдаты как всегда были без вины виноваты. Их сурово наказали. А они только приказы выполняли.

        22 декабря 1825 года Цесаревич Константин писал Императору Николаю Павловичу:

       «Я с живейшим интересом и серьёзнейшим вниманием прочёл сообщение о петербургских событиях, которое вам угодно было прислать мне. После того, как я прочёл его, моё внимание сосредоточилось на одном замечательном обстоятельстве, поразившем мой ум, и именно на том, что список арестованных заключает в себе лишь фамилии лиц, до того неизвестных, до того незначительных самих по себе и по тому влиянию, которое они могли оказывать, что я смотрю на них только как на передовых охотников, чтобы по этому событию судить о своей силе и о том, на что они могут рассчитывать. Они виновны в качестве добровольных охотников, и в отношении их не может быть пощады, потому что в подобных вещах нельзя допустить увлечений, но равным образом нужно разыскивать подстрекателей и руководителей и, безусловно, найти их путём признания со стороны арестованных. Никаких остановок до тех пор, пока не будет найдена исходящая точка всех этих происков, – вот моё мнение, такое, каким оно представляется моему уму».

      Николай Первый был в ужасе, когда прочитал приговор. Вместо четвертования он предложил пятерым расстрел. Сказал:

       «Офицеров не вешают, а расстреливают!»

        Генерал-адъютант Бенкендорф, ярый масон, убедил царя, от жестокого наказания будет польза.

       Милосердие не было оценено. Никто из мятежников не раскаялся. Все они продолжали вредить России и после освобождения.

     Смена строя вредна России. И. Л. Солоневич писал: «Россия падала в те эпохи, когда Русские организационные принципы подвергали перестройке на западно-европейский лад».

     13 июля 1826 года в Петропавловской крепости повесили пять человек. Около 120 человек сослали на каторгу и поселение в Сибирь. Но документы говорят, что там они жили сносно.

      Начальником Читинской тюрьмы лично Император назначил Лепарского. Специально! Потому что знал, как тот добр, мягок и тактичен.

      А вот и воспоминания самого Лепарского:

      «За неимением казённых работ, занимаю их летом земляными работами, три часа утром и два часа пополудни, а зимою будут они для себя и для заводских магазинов молоть казённую рожь».

      Из дому декабристам слали посылки. Разрешалось. Деньги тоже.

За первые десять лет, подсчитано. Прислано  345758 рублей им, и жёнам – 778135 рублей. И в тюрьме сидели на шее крестьян. Так вот хотели освободить их.

    Жёнам приехать разрешили. Дома построить. Такая каторга получилась. А всё врут, мол, страшно их мучили.

      Ходили на работы, ходили. Но только те, кто хотел. Инвентарь сторожа несли. Не барское дело. А бары свободолюбцы шли и пели: «Отечество наше страдает под игом твоим».

      Это под игом того, кто головы не отрубил. Может, зря?

      В 1832 году Николай Первый в честь рождения Великого Князя Михаила Николаевича сократил каторгу на пять лет. В 1856 году Император Александром II сделал полную амнистию. Отплатили либерасты. Охоту учинили. Пока не убили.

        А на Западе врали и врали о жестокости царя.

       В книге «История русского масонства» сказано:

       «Казнь декабристов всегда выставлялась революционной пропагандой как незаконная и жестокая расправа Императора Николая Первого над милыми образованными людьми, желавшими блага Родине, угнетаемой суровым тираном».

      Об «экономической виселице» ни слова, об убийстве Каховским героя Отечественной войны 1812 года М.А. Милорадовича, ни слова.

       В «Истории русского масонства» такой пример:

       «Представим себе, что Пестель и его друзья жили не в России, а в Англии и устроили восстание не в Петербурге, а в Лондоне. Как бы поступили с Пестелем и другими декабристами в Англии, которую революционная пропаганда, наравне с Соединёнными Штатами, всегда выставляла как образец просвещённого и демократического государства. Если бы декабристское восстание случилось в Англии, Рылееву не прошлось бы жаловаться, что это страна, в которой не умеют даже повесить. (Естественно, ведь в России со времён «бироновщины» не вешали). Вот что сказал бы судья Рылееву, Пестелю и другим декабристам, если бы их судили в свободной и демократической Англии:

        – Мне остаётся только тяжёлая обязанность назначить каждому из вас ужасное наказание, которое закон предназначает за подобные преступления. Каждый из вас будет взят из тюрьмы и оттуда на тачках доставлен к месту казни, где вас повесят за шею, но не до смерти. Вас живыми вынут из петли, вам вырвут внутренности и сожгут перед вашими глазами. Затем вам отрубят головы, а тела будут четвертованы. С обрубками поступлено будет по воле короля. Да помилует Господь ваши души.

        Но Пестель жил в России, и его просто повесили. А так как описано выше, был казнен в Лондоне в 1807 году полковник Эдуард Маркус Деспарди и его друзья. Причём небольшая разница. Пестель и декабристы – всего несколько человек из сотен заговорщиков – были казнены за участие в вооруженном восстании, а полковник Деспарди и его друзья – только за либеральные разговоры о желательном изменении строя «доброй демократической» Англии. Разница основная заключается в том, что Пестель жил в России, а полковник Деспарди – в Англии. А это совсем не одно и тоже, хотя одна страна считается варварской и деспотической, а вторая – просвещённой и демократической».

        Далее дан совет почитать об английских «декабристах» в английской книге: J.Ashton. The dawn of the XIX centuru in England (с.145-452. 1906).

       Так что нечего в глазах русских пылинку искать. Бревно у себя б поначалу разглядели.

 


Аватар пользователя fex60

>>Нам рассказали о жестокости Петра Первого. Но она в России не прижилась. Не та страна. Вот и не прижилась.

Автор этой статьи вероятно живет в России параллельного мира.

Аватар пользователя confignet

В России инициатива наказуема. Выпедрились декабристы - поплатились . Выпендрились большевики , борцы за народ , народ отплатил комиссарским беспределом. 

Аватар пользователя ирина николаенко

Это под игом того, кто головы не отрубил. Может, зря?

Зря конечно. Надо было рубить. И Путин сейчас зря головы не рубит . Рубанул бы Шендеровичу . Уж такая сволочь - Шендерович !

Поздравляю себя с возвращением из отпуска . Была в Оренбурге у бабушки.

Аватар пользователя zar1949

Если Путин начнет рубить головы на телевидении , то через некоторое время оно исчезнет. Ну разве что останется Пугачева со своим геронтофилом  Галкиным с его затрапезными пародиями.