экспедиция

Экспедиция

Человечество не стоит на месте. Люди любопытны - они хотят знать ВСЁ! А каждый найденный ответ приносит не менее двух новых вопросов. Как правило - го-ора-аздо больше! И узнать ответ на эти новые вопросы хочется не менее, а гораздо сильнее, чем хотелось на уже разгаданный.

Надеюсь, наша экспедиция, ответит сразу на парочку. Может и побольше.

 

Брифинг

 

    Огромная толпа журналистов собралась, чтоб взять первое и, возможно, последнее интервью у нашей команды. Чтобы вместить такую ораву, брифинг пришлось проводить на стадионе.

А огромные плоские экраны транслировали всё и за пределы огромного спортивного сооружения - там остались те, кто не вместился. Весь мир замер у экранов. Вся Земля рассматривала семерых, ничем не примечательных людей - в каждом городе таких тысячи. Если не сотни тысяч. Кроме одного - Капитана. Даже не видя его лица, стоя к нему спиной можно было почувствовать мощь этого человека. Всё в нём было под стать - крепко сбитая, коренастая фигура, мощные мышцы, широкое, будто вырезанное из мрамора лицо,  холодно-голубые глаза, всегда смотревшие чётко на собеседника. Даже борода казалась монолитной - настолько идеально лежали в ней волоски. Ещё шестеро человек сидящих возле него терялись на его фоне. И если бы он их не представил - их бы и не заметили. По крайней мере, всё вопросы были обращены только к нему.
    - Газета "События". Капитан, скажите, почему вас так мало? Всего семеро!
   - Во-первых мы связаны весом. Чем больше вес - тем больше нужно горючего. Чем больше горючего - тем больше вес корабля. Заколдованный круг. Наши учёные рассчитали оптимальный вес экипажа - в него вместились мы семеро. Во-вторых - этого количества вполне достаточно для обслуживания корабля. В третьих - полёт экспериментальный: если, что-то пойдёт не так, нам не нужны лишние жертвы.
Его густой, глубоко посаженый голос разносился над стадионом и всей Зёмлёй. Он был настолько мощным, что казалось, не поставь ему микрофон, всё равно, каждый присутствующий на стадионе услышал бы его так, будто бы он говорит рядом.
    - В связи с этим второй вопрос. Почему вы летите, если знаете, что можете не вернуться?!
    - Это лёгкий вопрос. Наука всегда развивалась через жертвы - часто самой жизнью или отречением от чего-либо в ней ради успеха. Мы прекрасно осознаём, что можем не вернуться. Именно по этому, каждый из нас не имеет не только семьи, но и близких. Моя семья, как вы знаете, погибла при техногенном катаклизме. Все остальные члены экипажа - сироты. Так что, если мы не вернёмся - страдать по нам некому. Мы никому не принесём личной боли.Журналист сел.
Из толпы сразу вынырнул оранжевый флажок - знак желания задать вопрос.
     - Журнал "Наука и жизнь". Скажите, пожалуйста, почему вы не летите прямо с Земли? Почему, прежде чем вы включите двигатель, вас выведут за орбиту Луны?
   - Милая девушка, - девушка действительно была мила: светлые волнистые волосы, курносый носик, губки бантиком - куколка, - всё, опять же, упирается в вес. Преодолеть гравитацию не так легко. Нужна определённая скорость. А для её набора нужно топливо - лишний вес.
Девушка кивнула :
    - А почему корабль тогда не построили прямо на Луне?
    - Не выгодно экономически - перевозка такого огромного количества материалов влетела бы в копеечку. Гораздо экономичнее вывести корабль носителем, тем более, что он многоразовый.
Девушка села - каждому журналисту разрешили не более двух вопросов.
Взметнулся следующий флажок:
    - "Дейли телеграф". Капитан, расскажите немного о цели полёта и устройстве корабля.
    - Цель полёта - опробовать принципиально новый вид двигателя. Как вы знаете, до сих пор, полёты на дальние расстояния не возможны из-за релятивистких проблем. Либо мы летим медленно и долго - очень долго, и нет смысла возвращаться, так как на Землю вернётся только третье-четвёртое поколение - в лучшем случае, либо мы летим быстро - как можно ближе к скорости света - тогда мы вернёмся молодыми, но возвращаться, опять же нет смысла - здесь пройдут века.
Новый двигатель, если он сработает как ожидается, исправит эту проблему.
    - Каким образом?
    - Раньше мы придавали ускорение сжигая какое-либо топливо. Что очень не рационально и дорого. Новый двигатель использует энергию, ранее не подвластную нам - мы просто не подозревали, что она существует: энергию времени. Время оказалось не просто способом различать когда произошли те или иные события, а энергией, которую можно использовать. То, что учёные назвали "временными фотонами", поможет обойти все временные парадоксы - если всё пройдёт как надо, мы вернёмся через три года, нагруженные знаниями и новыми вопросами для нескольких поколений учёных.
    - Тогда, почему бы действительно, не взлететь прямо с Земли? Ведь насколько я понимаю, "временные фотоны" ничего не весят.
Это встал ещё один журналист, от волнения забывший представиться.
    - Не то чтобы совсем не весят - они не весят в привычном нам смысле. Ни граммами, ни объемом их не измеришь. Но у них есть свой "вес" - не физический. Проблема в том, что учёные не могут предсказать, как фотоны начнут взаимодействовать с земной, физизической субстанцией при повышенной конценрации самих фотонов. Поэтому, сначала нас выведут за пределы лунной орбиты, затем, мы три года будем лететь на солнечном парусе, - на экранах появилось изображение идеально круглой сферы корабля, который, с раскрытием паруса стал похож на воланчик для бадминтона. - И только потом, включим экспериментальный двигатель.
    - Скажите, а как вы справитесь с кораблём таким малым экипажем?
    - Мы взаимозаменяемы и дополняемы - пока строился корабль, каждый из нас изучил по нескольку дополнительных профессий. Например, наш бортинженер и врач, и компьютерщик, и механик. А механик, в случае чего, спокойно заменит меня или врача. А при надобности и курс рассчитает.
    Брифинг длился и длился и длился.  Солнце уже село, на стадионе зажглись прожекторы, а вопросы не кончались - людей интересовало всё: от того, как мы будем питаться и спать, что будем делать эти три года, до того, из чего и как сделаны наши костюмы, в которых мы сейчас были одеты, и какие у нас скафандры.
Наконец, руководители полёта дали сигнал закругляться - я к тому времени уже неприкрыто зевала. Да и пятая точка занемела до такой степени, что ощущалось как пустота.


Полёт.

    Взлетели нормально - перегрузка чувствовалась, но благодаря разгрузочным камерам со специальным гелем, в котором мы лежали как желток в белке - неудобств не приносила. Далее, эти камеры мы используем для трёхлетнего сна с небольшими перерывами - так экономичнее: и кислорода меньше расходуется и еда не нужна - достаточно физраствора со спец-добавками. Это ещё не анабиоз, но уже близко - ученые уверяли, что ещё лет десять, и они спроектируют и отдадут в промышленное производство идеальную анку*. Пока была не решена проблема отвода отходов жизнедеятельности организма - в таком состоянии их мало, но они, всё-таки, есть.
    Ракета с плазменным двигателем вывела нас за орбиту Луны за пару дней. Мы выбрались ненадолго из камер - нужно было проследить за включением наших двигателей - таких же как и у ракеты-носителя. Ненадолго - до тех пор, пока не поймаем солнечный ветер. Дальше нас понесёт парус. И эти три года мы будем лететь не истратив ни грамма топлива. А мы будем не спать по очереди и контролировать процесс продвижения. После чего, достигнув расчётной точки и остановившись к этому моменту - все вместе* включим экспериментальный двигатель: он должен в мгновение ока вернуть нас на орбиту Луны - где нас будут поджидать учёные.     Поселение на земном спутнике хоть и начало развиваться совершенно недавно, но благодаря тысячам увлечённых расширением границ человеческого знания чудиков, которым для их экспериментов и проектов требовались либо особенные условия, либо они были жизненоопасны, разрослось до размеров приличного города. Проектам туризма пришлось "подвинуться".
    Включение произошло штатно. Все пожелали друг другу приятных снов и залегли в капсулы - кроме меня: первая вахта была моей - автоматика автоматикой, а человеческий пригляд за ситуацией не отменишь. Через три дня я разбужу нашего механика. А чтоб не скучать - в мозг нашего компа была залита ВСЯ литература Земли. И фильмы, включая сериалы, тоже.
Вахта прошла идеально - моторы работали как атомные часы, ничего внештатного не происходило. Скучно. Но это и хорошо - лучше пусть будет скучно до самого возвращения на Землю.
    Когда органайзер пикнул, я разбудила Георга, и пожелав ему скучной вахты, уснула.
Так прошли все три года - трёхдневная вахта, сон.

    *анка - АНабиозная КАмера
    *все вместе - решение о включении двигателя мы должны принять всей командой. Одномоментно. Вернуться нужно было в том же составе, и даже с тем же весом, в котором мы улетели. Никто не знал, как среагируют релятивистские законы вселенной, если изменится хоть один параметр корабля и его "наполнения". То есть нас. В случае непредвиденной ситуации - например гибели одного члена команды, мы должны были вернуться "своим ходом".
 

Включение

Наконец, вся команда в сборе. Три года прошли быстро. После контрольного взвешивания, мы собрались у пульта включения. Вложив пальцы правой руки в специальные индивидуальные углубления, а указательный левой - на общую кнопку включения, мы одномоментно вжали ее до упора. Двигатель включился, известив нас об этом трелью соловья. Почувствовался толчок, и пришло ощущение прыжка.
И в тоже мгновение я поняла, что что-то не так. Корабля не было! Я висела в открытом космосе, вне нашей галактики. Да что там галактики! Похоже, вне всей нашей Вселенной! Иначе, КАК я могла видеть все планеты, звёзды, тёмные дыры, галактики, кометы, астероиды и даже мельчайшие частички газа оторвавшиеся от своих облаков, и плывшие в межзвёздном пространстве одномоментно?!
При этом я не испытывала чувства страха или опасения - ведь я была беззащитна! На мне даже скафандра не было! Но меня это не интересовало - я и внимания на это не обратила: я наслаждалась невероятной, невыразимой красотой и величием каждомоментно меняющейся открывающейся картины. Ведь она не была статичной, застывшей - она двигалась, менялась, всё перемещалось по своим, заданными физическими законами, орбитам.
Нереальная картина!
И тут пришёл второй толчок-прыжок.
    Придя в себя, я поняла, что предыдущая картина была подготовкой меня к тому, что я увижу и пойму сейчас.
Я ощутила себя всем и сразу - я была и личностью, и командой, и кораблём, и Мирозданьем. Я была ВСЕМ. И ВСЁ было мной.
Я стала Я-Мы - нечто, как осознанная и осознающая точка, и было нечто вокруг этого Я-Мы - холодно-бездушно-агрессивное. "Виделось" как нечто тёмное, неопределённого цвета. Точнее - бесцветное. Темноту такого уровня и насыщенности, но при этом блёклой, чернотой не назовёшь.
Потом я "услышала" вопрос части Я-Мы - "А где капитан?". Если представить это Я-Мы как человеческую фигуру, а была и такая точка видения - то вопрос пришёл откуда-то из "правой стороны кишечника". Это был механик. А я, как осознанная искра, была на уровне "щеки". В одном из слоёв внутреннего эпидермиса. Я просмотрела "себя" и не нашла осознанного "я" капитана. В этот момент я знала ВСЁ и понимала ВСЁ. Знание и понимание были едины, неразграничимы. Он не был осознающей частью этого Я-Мы. Но был - необходимой, безусловной частичкой, выполняющей свою, чётко определённую задачу-программу. Как необходимы мёртвые клетки кожи - защищающие кожу живую. Которая, в свою очередь, необходима, неотделима от организма - ведь только она даёт ему возможность  держать форму, не расплываясь в бесконечность.
Сколько это длилось - не знаю. Может Мгновение. Может Вечность. Времени не существовало. Ещё не было создано. А может - УЖЕ не было. Всё было - ТУТ и СЕЙЧАС.
И вот в этом состоянии прошёл импульс/мысль - "Пора!", и резкое, скачкообразное, взрывное расширение.

 

   

И Мироздание произошло.

 

 

 

 
Ленты новостей